Фнс опубликовала очередной обзор правовых позиций высших судов по спорам при банкротстве

Полная информация на тему: "Фнс опубликовала очередной обзор правовых позиций высших судов по спорам при банкротстве" в помощь грамотному гражданину.

Содержание

ФНС России представлен обзор правовых позиций по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства, за 3 квартал 2017 года

В обзоре приведены решения судебных органов по вопросам оспаривания сделок, включения требований в реестр требований кредиторов, оспаривания необоснованных требований кредиторов, привлечения к субсидиарной ответственности; назначения арбитражного управляющего, признания действий (бездействия) арбитражного управляющего ненадлежащим, взыскания убытков, установления размера процентов по вознаграждению арбитражного управляющего, квалификации денежного требования в качестве текущего, замещения активов, введения процедуры банкротства.

Приведены, в частности, следующие позиции судов:

сделка может быть признана недействительной при неравноценном встречном исполнении в соответствии с пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в случае если поведение сторон сделки очевидно свидетельствует о направленности их воли исполнить договор при неравноценном встречном предоставлении;

при наличии доводов о мнимости и притворности договоров, на основании которых лицо заявляет требования о включении в реестр требований кредиторов должника, суд не должен ограничиваться формальной проверкой представленных сторонами документов, а должен принимать во внимание иные доказательства, подтверждающие наличие фактических договорных отношений;

в случае неисполнения судебного определения об обязании передать документы с бывшего руководителя должника в пользу конкурсной массы подлежит взысканию судебная неустойка в соответствии с пунктом 1 статьи 308.3 ГК РФ;

лицо, осуществлявшее полномочия конкурсного управляющего в период расчетов с кредиторами, должно зарезервировать на счете должника сумму процентов по вознаграждению конкурсного управляющего;

[1]

во взыскании задолженности может быть отказано при представлении кредиторами должника доказательств, свидетельствующих о формальном характере цепочки сделок (операций), не влекущих какого-либо экономического эффекта хозяйственной деятельности;

при замещении активов на вновь образованные акционерные общества, не являющиеся стороной договора купли-продажи акций, и их потенциальных покупателей действующее законодательство не возлагает обязанность по сохранению целевого назначения имущества предприятия-банкрота;

при рассмотрении заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) моментом для определения наличия либо отсутствия признаков банкротства является дата принятия к производству такого заявления, а не дата возникновения задолженности, послужившей основанием для его подачи.

ФНС России представлен обзор правовых позиций по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства

В обзоре приведены решения судебных органов по вопросам субсидиарной ответственности, взыскания убытков, оспаривания сделок, признания действий (бездействия) арбитражного управляющего ненадлежащими, проведения торгов, заключения мирового соглашения. Сообщено, в частности, следующее:

при наличии доказательств, свидетельствующих о существовании причинно-следственной связи между действиями контролирующего лица и банкротством подконтрольной организации, бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий перекладывается на контролирующее лицо;

ликвидация должника, признанного банкротом, не является препятствием для рассмотрения требования о привлечении его бывшего руководителя к субсидиарной ответственности;

учредитель должника может быть привлечен к субсидиарной ответственности в связи с утверждением отчетности должника, содержащей искаженные данные;

систематическая передача денежных средств под отчет при отсутствии предоставления отчетности о расходовании денежных средств либо их возврата может рассматриваться как действие, направленное на вывод активов из хозяйственного оборота организации;

отношения по выплате дивидендов относятся к корпоративным отношениям обязательственного характера, поэтому выплата дивидендов может быть оспорена как на основании Закона о банкротстве, так и Гражданского кодекса РФ;

право на оспаривание сделки имеет как отдельный кредитор, так и множество кредиторов, если общий размер их требований составляет более 10% от размера требований, включенных в реестр требований кредиторов должника;

конкурсный управляющий может быть отстранен судом от исполнения возложенных на него обязанностей и в том случае, если кредиторы до подачи соответствующей жалобы в суд не обращались к конкурсному управляющему с заявлениями об устранении нарушений;

необоснованное открытие нового расчетного счета, приведшее к нарушению очередности погашения текущих платежей, может служить основанием для взыскания с конкурсного управляющего убытков;

конкурсный управляющий обязан приступать к выплате собственного вознаграждения только после погашения иных видов текущих, а также эксплуатационных платежей, в том числе напрямую не связанных с обеспечением сохранности имущества должника;

при продаже имущества посредством публичного предложения размер задатка исчисляется исходя из цены, которая является начальной продажной ценой на конкретном этапе публичного предложения, а не из цены продажи на первом этапе.

ФНС России представлен обзор правовых позиций по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства, за 1 полугодие 2017 года

В обзоре приведены решения судебных органов по вопросам субсидиарной ответственности, взыскания убытков, оспаривания сделок, признания действий (бездействия) арбитражного управляющего ненадлежащими, оспаривания необоснованных требований кредиторов. В обзоре отмечено, в частности, следующее:

судебное признание сделки недействительной в условиях отсутствия фактического возмещения имущественных потерь не препятствует взысканию убытков с директора должника;

действия лиц, контролирующих должника, по передаче активов в пользу третьих лиц без встречного исполнения и по заниженной цене, являются основанием для их привлечения к субсидиарной ответственности;

если условия оспариваемой сделки отличаются от условий аналогичных сделок в существенно худшую сторону, такая сделка подлежит признанию недействительной как неравноценная;

заключение нового договора хранения при оспаривании предыдущего следует рассматривать как создание реституционного иммунитета в отношении спорного имущества, что не отвечает целям конкурсного производства;

нарушения, направленные на возникновение риска утраты возможности увеличения конкурсной массы, являются существенными и влекут необходимость отстранения конкурсного управляющего;

при реализации конкурсного имущества организации-банкрота после 01.01.2015 НДС взиматься не должен, счет-фактура должен выставляться без выделенной суммы НДС.

О праве предлагать арбитражного управляющего

Традиционно Обзор судебной практики Верховного Суда РФ начинается с изложения практики применения законодательства о банкротстве, которая, в свою очередь, традиционно начинается с анализа применения ст. 313 ГК РФ (исполнение обязательства третьим лицом).

Читайте так же:  Образец договора купли-продажи легкового прицепа

Тема применения ст. 313 ГК РФ (с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ) в банкротном процессе неоднократно поднималась в определениях ВС РФ при рассмотрении различных дел начиная с февраля 2016 г. Верховный Суд не единожды анализировал различные аспекты действий третьих лиц, желающих вступить в банкротный процесс того или иного должника, на предмет их соответствия ст. 10 ГК РФ, выделяя четкие критерии недобросовестности.

Так, в определении ВС РФ по делу № А53-2012/2015 сформулирован подход, согласно которому недопустимо с точки зрения ст. 10 ГК РФ частично погашать сумму основного долга до такого размера, при котором оставшаяся непогашенной сумма основного долга будет составлять менее 300 000 руб., что формально ведет к отказу в ведении процедуры банкротства, поскольку должник не отвечает признакам несостоятельности. Данный механизм в свое время широко использовался недобросовестными должниками, не желающими терять контроль над процедурой собственного банкротства.

Злоупотреблением правом является также погашение основной суммы долга (полностью или в части) без погашения штрафных санкций (Определение ВС РФ от 16 июня 2016 г. по делу № 302-ЭС16-2049), что ведет к перехвату голосов на собрании кредиторов с минимальными финансовыми вложениями скупающего голоса лица. Указанные действия также широко применялись на практике сразу после введения в действие ст. 313 ГК РФ в новой редакции.

Далее Верховный Суд четко определил момент банкротного процесса, после которого применение ст. 313 ГК РФ исключено в принципе. Это момент введения первой процедуры банкротства (а не момент возбуждения дела о банкротстве, как ранее толковали ст. 313 ГК РФ в совокупности со ст. 113 Закона о банкротстве). Это положение отражено в п. 28 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства (утв. Президиумом ВС РФ 20 декабря 2016 г.).

Кроме того, Президиум ВС РФ также закрепил, что переход статуса заявителя по делу о банкротстве к иному лицу не предоставляет ему права пересмотреть предложенную первым заявителем кандидатуру арбитражного управляющего (п. 27 Обзора от 20 декабря 2016 г.).

Однако уже через месяц в определении тройки судей по конкретному делу (№ А41-108121/2015 – дело ООО «Ангарстрой») СКЭС ВС РФ скорректировала свою позицию, указав, что необходимо учитывать, имеются ли на стороне заявителя по делу о банкротстве недобросовестность и явный сговор с должником. При этом, по мнению высшей инстанции, интерес в осуществлении полномочия первого заявителя по делу о банкротстве на предложение кандидатуры арбитражного управляющего или СРО в любом случае должен быть обусловлен наличием конечного интереса в получении удовлетворения по включенному в реестр требованию. Следует отметить, что данное дело вошло в Обзор судебной практики ВС РФ № 2 за 2017 г. (утв. 26 апреля 2017 г.): в п. 17 истолковано, что «после получения полного удовлетворения своих требований у гражданина (заявителя по делу о банкротстве) отпал подлежащий защите правовой интерес как в предложении кандидатуры арбитражного управляющего, так и в самом участии в деле о банкротстве».

Нельзя не отметить явное противоречие в подходах Президиума ВС РФ, изложенных в п. 27 Обзора от 20 декабря 2016 г. и в п. 17 Обзора от 26 апреля 2017 г.

Рассматриваемый в настоящий момент п. 12 Обзора судебной практики ВС РФ № 4 за 2017 г. в первом абзаце, а также в отдельных местах последующего текста дословно повторяет упомянутый выше п. 17 Обзора № 2 за 2017 г.: «Исполнение третьим лицом обязательства должника на основании ст. 313 ГК РФ до введения первой процедуры банкротства не может быть признано злоупотреблением правом при отсутствии доказательств того, что поведение третьего лица причинило вред лицам, участвующим в деле о банкротстве… По смыслу Закона о банкротстве законный материальный интерес любого кредитора должника, прежде всего, состоит в наиболее полном итоговом погашении заявленных им требований…» Единственное отличие двух текстов заключается в уточнении личности первого заявителя по делу о банкротстве: если в Обзоре № 2 речь шла просто о заявителе по делу о банкротстве, то в комментируемом п. 12 Обзора № 4 добавлено в скобках: «чье требование признано обоснованным» (хотя следует отметить, что в тексте определения ВС РФ по делу № А41-108121/2015 указанное уточнение содержалось, несмотря на то что оно не вошло в текст п. 17 Обзора от 26 апреля 2017 г.).

Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что содержание п. 27 Обзора от 20 декабря 2016 г., обязывающее суды назначать арбитражными управляющими должников тех кандидатов, которых предложили первые заявители по делу о банкротстве, даже если их требования не были признаны обоснованными в связи с удовлетворением их в порядке ст. 313 ГК РФ (см. пример такого назначения – судебные акты по делу № А54-3033/2016), полностью преодолено более поздними Обзорами, в том числе рассматриваемым.

Если третье лицо на стадии до введения первой процедуры банкротства полностью удовлетворяет требование первого заявителя в деле о банкротстве (то есть гасит как основной долг, так и штрафные санкции либо оплатой непосредственно первому заявителю, либо внесением в депозит нотариуса), оно приобретает право предлагать свою кандидатуру арбитражного управляющего; первый заявитель в таком случае, получив в порядке ст. 313 ГК РФ полное исполнение за должника от третьего лица, утрачивает тем самым возможность приобрести статус «первого заявителя по делу о банкротстве, чье требование признано обоснованным», в связи с чем утрачивает право на предложение своей кандидатуры арбитражного управляющего, что полностью соответствует целям законодательного регулирования. Разумеется, это правило работает только тогда, когда в действиях указанного третьего лица отсутствуют признаки злоупотребления правом.

Данное право, важность которого в банкротном процессе трудно переоценить, исходя из роли арбитражного управляющего, переходит от первого заявителя к третьему лицу (исполнившему обязательство по ст. 313 ГК РФ), придерживавшемуся определенной стратегии поведения в банкротном деле: порой, обладая значительным по размеру правом требования к должнику, но опоздав с подачей заявления о признании должника банкротом, целесообразно профинансировать на стадии до введения первой процедуры банкротства по правилам ст. 313 ГК РФ приобретение права требования первого заявителя, особенно если его размер несопоставимо меньше, чем принадлежащий вам пул.

Читайте так же:  Что делать дальше после регистрации ип

Неразумность и абсурдность ранее действовавшего правила о сохранении кандидатуры арбитражного управляющего, предложенной первым заявителем, даже если его требование не признано обоснованным и он не включен в реестр требований кредиторов, наиболее ярко прослеживается все в том же деле ООО «Ангарстрой» № А41-108121/2015 после направления его на новое рассмотрение Верховным Судом РФ, в котором, несмотря на осуществление процессуального правопреемства с переходом прав и обязанностей от гражданина к организации, заплатившей гражданину за должника по ст. 313 ГК РФ, арбитражным управляющим было назначено лицо, предложенное гражданином.

Таким образом, содержащееся в п. 27 Обзора от 20 декабря 2016 г. правило о неизменной принадлежности права предлагать арбитражного управляющего первому заявителю по делу о банкротстве без привязки к тому, признано или нет его требование обоснованным, отменено более поздним п. 17 Обзора от 26 апреля 2017 г., с учетом уточняющего его п. 12 Обзора № 4.

Следует отметить, что п. 12 Обзора № 4 был бы излишним, если бы изначально при разработке п. 17 Обзора № 2 Президиум ВС РФ более полно и четко, максимально детально проанализировал дело ООО «Ангарстрой» № А41-108121/2015, наполнив п. 17 общими выводами.

[2]

Остается надеяться, что следующий Обзор судебной практики ВС РФ в части анализа работы Судебной коллегии по экономическим спорам будет открыт не очередным делом о применении ст. 313 ГК РФ в банкротном процессе.

ФНС России представлен обзор правовых позиций по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства

12.10.2017 Письмо ФНС России от 29.06.2017 № СА-4-18/[email protected] «О направлении обзора судебных актов»

[3]

В обзоре приведены решения судебных органов по вопросам субсидиарной ответственности, взыскания убытков, оспаривания сделок, признания действий (бездействия) арбитражного управляющего ненадлежащими, проведения торгов, заключения мирового соглашения. Сообщено, в частности, следующее:

ФНС – территориальным органам

Федеральная налоговая служба подготовила обзор судебной практики ВС РФ и окружных судов по делам о банкротстве за третий квартал 2017 г.

В представленном ФНС обзоре приведены наиболее актуальные правовые позиции судов по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства. В том числе по вопросам введения процедуры банкротства, оспаривания сделок, включения требований в реестр требований кредиторов, привлечения к субсидиарной ответственности, взыскания убытков, квалификации денежного требования в качестве текущего. В целом обзор свидетельствует о внимании ФНС к спорам о несостоятельности (банкротстве) и возложении обязанности следить за этим на территориальные налоговые органы, что в существующей экономической обстановке является закономерным.

ФНС обращает внимание нижестоящих налоговых органов, что при оспаривании обязательных платежей по налогам и сборам заявитель обязан доказать осведомленность налогового органа о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника по состоянию на момент оспариваемых платежей и представить доказательства недобросовестности налогового органа. Тот факт, что налоговый орган располагает финансовой отчетностью налогоплательщика, сам по себе, по мнению ФНС, не может рассматриваться как достаточное обоснование его осведомленности о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. ФНС в рассматриваемом случае предлагает действовать по аналогии, применяя позицию ВС РФ по спору между кредитной организацией и конкурсным управляющим (дело № А55-25698/2015) к возможным спорам с участием налоговых органов.

Фактически у налоговых органов появляется дополнительный инструмент для защиты интересов бюджета (как кредитора) от иных участников дел о банкротстве, которые будут вынуждены, следуя логике ФНС, доказывать, что налоговый орган, располагая финансовой отчетностью хозяйствующего субъекта, объективно не мог не знать о финансовой несостоятельности потенциального банкрота, а действовал умышленно недобросовестно. Однако это мнение ФНС прямо не подтверждается обстоятельствами рассмотренного дела № А55-25698/2015.

Также ФНС говорит о необходимости в случае обращения в рамках дела о банкротстве в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным денежного исполнения в том числе предъявлять требование о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами, поскольку данное требование является частью реституционного требования, подлежит рассмотрению в рамках одного спора и может быть заявлено не только в рамках искового производства. Указанный вывод, сделанный Судебной коллегией ВС РФ по делу № А40-214329/2014, направлен на упрощение процесса взыскания денежных средств (без подачи самостоятельного иска) и на защиту интересов кредиторов.

При этом ФНС обращает внимание на позицию Судебной коллегии ВС РФ, согласно которой кредитор (в таком качестве может выступать и налоговый орган), заявляющий возражения и не являющийся стороной сделки, объективно ограничен в возможности доказывания необоснованности требования другого кредитора. Предъявление к такому кредитору высокого стандарта доказывания приводит к неравенству кредиторов. Достаточно подтвердить существенность сомнений в наличии долга, а стороны сделки обязаны будут представить доказательства, опровергающие сомнения в ее реальности. В то же время в случае, если в рамках выездной налоговой проверки налоговый орган заявляет о нереальности сделки, именно он должен представить соответствующие доказательства, а не участники сделки.

Налоговый орган вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании банкротом лица, не перечислившего в бюджет суммы НДФЛ, которые были удержаны им при выплате не освобожденных от налогообложения выходных пособий и (или) заработной платы, при наличии признаков банкротства на дату принятия судом данного заявления к производству, а не на дату возникновения задолженности, послужившей основанием для его подачи (дело № А64-2026/2016). Данный вопрос (что является моментом для определения наличия или отсутствия признаков банкротства) направлен на упорядочение процесса предъявления налоговыми органами заявлений о признании хозяйствующих субъектов несостоятельными (банкротами).

Позиции судов о субсидиарной ответственности контролирующих банкрота лиц обобщила ФНС России

Видео (кликните для воспроизведения).

Федеральная налоговая служба РФ подготовила Обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Верховного суда РФ и арбитражных судов округов, принятых в 1-м полугодии 2017 г. по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства (письмо ФНС России от 21.07.2017 № АС-4-18/14302). В Обзоре нашли отражение эталонные правовые позиции по вопросам оспаривания подозрительных сделок должника, деятельности арбитражных управляющих, включения требований в реестр кредиторов должника и оспаривания необоснованных требований кредиторов, а также субсидиарной ответственности по долгам банкрота.

Читайте так же:  Предлагается предоставлять отпуск работникам с 3-мя детьми в удобное время (законопроект)

Остановимся подробнее на самых значимых для практики собранных в Обзоре позициях судов, формирующих подходы к привлечению к субсидиарной ответственности по долгам банкрота.

Если сделку должника признали недействительной, но вернуть средства в конкурсную массу не получилось, неполученную сумму могут взыскать с директора должника

Конкурсный управляющий, проанализировав банковские выписки, выяснил, что сделки должника по перечислению денежных средств на сумму 12 млн руб. якобы во исполнение его обязательств по договору подряда были совершены при отсутствии операций по реализации договора подряда и первичных документов. В связи с этим он обратился в арбитражный суд с заявлением о признании указанных сделок недействительными.

Суды первой и апелляционной инстанций с выводами арбитражного управляющего согласились и постановили взыскать с компании, получившей денежные средства от должника, всю сумму в порядке реституции (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.04.2015 № 13АП-5087/2015 по делу № А56-12248/2013/сд.1).

Между тем исполнить это решение не удалось, и деньги в конкурсную массу должника фактически не поступили. Тогда конкурсный управляющий обратился в суд с требованиями взыскать неполученную сумму с директора должника, ссылаясь на п. 8 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

Суды трех инстанций в иске отказали, сославшись на недопустимость двойного возмещения в конкурсную массу одной и той же суммы, поскольку исполнительное производство в отношении компании, получившей денежные средства от должника, не окончено.

А вот ВС РФ с такой позицией не согласился. Он указал, что ссылка судов на неутраченную для должника возможность защитить свои права иным способом, исключающим взыскание убытков с директора должника, противоречит п. 8 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 и правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 21.01.2014 № 9324/13 по делу № А12-13018/2011.

Судебный акт: Определение ВС РФ от 23.01.2017 № 307-ЭС15-19016 по делу № А56-12248/2013.

Руководитель должника несет субсидиарную ответственность как по его обязательствам, возникшим из гражданских правоотношений, так и по налоговым долгам

Конкурсный управляющий обратился в суд с требованием привлечь солидарно к субсидиарной ответственности бывших в разные периоды неплатежеспособности руководителей компании.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что основания для привлечения бывших руководителей должника к субсидиарной ответственности есть. Но одновременно они пришли к выводу о возможности снизить размер ответственности этих лиц с нескольких миллионов руб. до 10 000 руб. — размера штрафа, предусмотренного положениями ч. 5 ст. 14.13 КоАП РФ. Свое решение они обосновали отсутствием причинно-следственной связи между бездействием ответчиков по исполнению обязанности обратиться в арбитражный суд с заявлением должника и возникновением обязательных платежей, поскольку налоги и сборы подлежали бы начислению и уплате в любом случае.

Однако кассация с такими выводами не согласилась, отметив следующее. Во-первых, у судов не было оснований определять размер субсидиарной ответственности в сумме штрафа, предусмотренного КоАП РФ за неподачу в суд заявления о признании должника банкротом. Во-вторых, субсидиарная ответственность руководителя распространяется в равной мере как на денежные обязательства, возникающие из гражданских правоотношений, так и на фискальные обязанности, а значит, оснований для снижения размера ответственности по причине того, что основную часть обязательств, возникших после наступления обязанности руководителей по подаче заявления, составляют налоги и сборы, которые подлежали бы начислению и уплате должником в любом случае, у судов не было.

Судебный акт: постановление АС Уральского округа от 16.06.2017 № Ф09-3087/14 по делу № А50-3939/2013.

Передача активов должника в пользу третьих лиц без встречного исполнения и по заниженной цене является основанием для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности

Компания заключила договор купли-продажи, на основании которого передала третьему лицу все основные средства, участвующие в производственной деятельности. Покупатель договор не исполнил и не оплатил переданное ему имущество. При этом контролирующие должника лица не пытались получить покупную цену. Затем компанию признали банкротом. По мнению арбитражного управляющего, контролирующие должника лица, действуя недобросовестно и неразумно, безвозмездно вывели из состава активов должника имущество. В связи с этим он обратился в суд с требованием взыскать с них убытки в солидарном порядке в размере не перечисленной должнику цены договора.

Суды трех инстанций с позицией арбитражного управляющего согласились, указав, что, несмотря на наличие судебного решения о взыскании спорной суммы с третьего лица, получившего имущество по договору, привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц также возможно. В отсутствие доказательств исполнения третьим лицом судебного решения взыскание этих сумм с контролирующих должника лиц не приведет к неоднократному взысканию одной и той же суммы с разных лиц.

Судебный акт: постановление АС Уральского округа от 24.01.2017 № Ф09-10907/13 по делу № А60-10461/2013.

ФНС опубликовала очередной обзор правовых позиций высших судов по спорам при банкротстве

Недавно мы сообщали о составленном Федеральной налоговой службой обзоре правовых позиций ВС РФ и судов федеральных округов по делам о банкротстве за 1-е полугодие 2017 года. Теперь ФНС представила (письмо ФНС России от 29.11.2017 № СА-4-18/24213) обзор подобных правовых позиций, выработанных судами в 3-м квартале 2017 года.

Новый обзор содержит 7 разделов:

  1. Оспаривание сделок;
  2. Включение требований в реестр требований кредиторов, оспаривание необоснованных требований кредиторов;
  3. Субсидиарная ответственность;
  4. Назначение арбитражного управляющего, признание действий (бездействия) арбитражного управляющего ненадлежащими, взыскание убытков, установление размера процентов по вознаграждению арбитражного управляющего;
  5. Квалификация денежного требования в качестве текущего. Применение положений пункта 24 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35;
  6. Замещение активов;
  7. Введение процедуры банкротства.

Отметим следующие правовые выводы:

Причина банкротства: налоговая задолженность. Обзор судебной практики от ФНС

ФНС России довела до сведения своих территориальных органов и всех налогоплательщиков письмо от 29.11.2017 N СА-4-18/24213 «О направлении обзора судебных актов». В обзоре налоговики обобщили решения судебных органов за 3-й квартал 2017 года по вопросам:

  • оспаривания сделок;
  • включения требований в реестр требований кредиторов;
  • оспаривания необоснованных требований кредиторов;
  • привлечения к субсидиарной ответственности;
  • назначения арбитражного управляющего;
  • признания действий (бездействия) арбитражного управляющего ненадлежащим;
  • взыскания убытков, установления размера процентов по вознаграждению арбитражного управляющего;
  • квалификации денежного требования в качестве текущего, замещения активов;
  • введения процедуры банкротства.
Читайте так же:  Доверенность на получение материальных ценностей - бланк

Все выводы, сделанные судьями, непосредственно связаны с делами, по которым сама ФНС выступала в роли кредитора по взысканию налоговой задолженности. Мы подготовили краткий обзор наиболее важных правовых позиций.

Недействительность сделок банкрота

Верховный суд указал, что любая сделка организации-банкрота, совершенная в период до года до принятия заявления о признании должника банкротом, может быть признана недействительной только на основании обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Федерального закона о банкротстве , в частности, из-за неравноценного встречного исполнения. Если суд выяснит, что поведение сторон сделки очевидно свидетельствует о направленности их воли исполнить договор при неравноценном встречном предоставлении, то наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве (в частности, недобросовестность контрагента), не требуется. Об этом ранее уже было указано в постановлении Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63.

В другой ситуации суд указал, что банк не всегда может быть осведомлен о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, даже с учетом того, что он является кредитной организацией. В этом деле конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с требованием о признании недействительными спорных платежей по кредиту и применении последствий недействительности сделок организации-должника.Он указал, что спорные платежи были совершены в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом с целью причинения вреда его кредиторам, и у должника на момент осуществления платежей имелась задолженность по налогам. Однако суды пришли к выводу, что то, что банк является кредитной организацией, обслуживающей общество, сам по себе не может рассматриваться как единственное достаточное обоснование его осведомленности о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Также Верховный суд РФ пришел к выводу, что цепочка последовательных сделок купли-продажи с разным субъектным составом может быть признана притворной в порядке пункта 2 статьи 170 ГК РФ . Судьи считают, что такая цепочка является прикрытием для единой сделки, направленной на прямое отчуждение имущества от первого продавца последнему покупателю.

Документы и сроки

Судьи указали, что при наличии доводов о мнимости и притворности договоров, на основании которых лицо заявляет требования о включении в реестр требований кредиторов должника, суд не должен ограничиваться формальной проверкой представленных сторонами документов, а должен принимать во внимание иные доказательства, подтверждающие наличие фактических договорных отношений.

Также Верховный суд пришел к выводу, что при рассмотрении заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) судья для определения наличия либо отсутствия признаков банкротства должен признать дату принятия к производству этого заявления, а не дату возникновения задолженности, послужившей основанием для его подачи.

Субсидиарная ответственность

Конкурсный управляющий обратился в суд с требованием обязать руководителя организации-должника предоставить ему документы. Суд требование удовлетворил, но директор судебное определение об обязании передать документы не исполнил. Верховный суд пришел к выводу, что в этом случае с этого руководителя можно взыскать судебную неустойку в соответствии с пунктом 1 статьи 308.3 ГК РФ в пользу конкурсной массы.

В другом случае, рассмотренном ФНС, суд определил, что руководителя организации-должника нельзя освободить от субсидиарной ответственности, если он не разработал и не попытался воплотить в жизнь экономически обоснованый план выхода организации из кризиса. Правда, в этом случае судьи еще должны определить, отвечает ли признакам добросовестности применяемый должником метод ведения бизнеса:

  • погашение задолженности по тем гражданским обязательствам, которые непосредственно относятся к производственному процессу и реализации продукции;
  • непринятие каких-либо мер к исполнению фискальных обязательств.

Конкурсные управляющие

Верховный суд указал, что лицо, осуществлявшее полномочия конкурсного управляющего в период расчетов с кредиторами, должно зарезервировать на счете должника сумму процентов по вознаграждению конкурсного управляющего. Если он этого не сделал, то он нарушил требование пункта 6 статьи 142 Закона о банкротстве и должен быть привлечен к ответственности.

Практика банкротных споров от ФНС

ФНС России подвела очередные итоги рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства, инициированных самими налоговиками. Обзор правовых позиций по результатам этих процессов поможет юристам и налогоплательщикам в подобных ситуациях. Мы представляем краткий обзор документа.

Федеральная налоговая служба России письмом от 29 июня 2017 г. N СА-4-18/[email protected] направила для работы в свои территориальные органы обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Верховного суда РФ и судов федеральных округов, принятых в течение 2016 года по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства. В документе налоговики приводят решения по вопросам взыскания убытков, субсидиарной ответственности, оспаривания сделок, признания действий (бездействия) арбитражного управляющего ненадлежащими, проведения торгов, а также заключения мирового соглашения. В обзоре мы кратко рассмотрим несколько правовых позиций, которые заняли арбитры при рассмотрении этих дел.

1. Связь между банкротством общества и действиями его бенифицира

Верховный суд РФ в определении от 21.04.2016 N 302-ЭС14-1472 по делу N А33-1677/13 сделал вывод о том, что при наличии доказательств, свидетельствующих о существовании причинно-следственной связи между действиями контролирующего лица и банкротством подконтрольной организации, бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий ложится на организацию-бенифициара.

В спорной ситуации в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении солидарно к субсидиарной ответственности организации, которая являлась его учредителем и единственным участником общества, а также его бывшего руководителя. Свои требования конкурсный управляющий обосновал тем, что в ходе налоговой проверки было установлено, что поступавшие должнику от реализации продукции денежные средства перечислялись по цепочке расчетных счетов третьим лицам, в результате чего аккумулировались на расчетных счетах компании-бенефициара. А невозможность дальнейшего осуществления должником дальнейшей хозяйственной деятельности послужило то, что компания-бенефициар изъяла у должника имущество производственного назначения.

ВС РФ напомнил о том, что субсидиарная ответственность участника наступает тогда, когда в результате его поведения должнику не просто причинен имущественный вред, а он стал банкротом, то есть лицом, которое не может удовлетворить требования кредиторов и исполнить публичные обязанности. Особенно если такая ситуация возникла вследствие значительного уменьшения объема активов под влиянием контролирующего лица.

2. Ликвидация организации-банкрота не освобождает от ответственности ее руководителя

Верховный суд РФ в определении от 07.12.2015 N 307-ЭС15-5270 указал, что ликвидация общества-должника, признанного банкротом, не является препятствием для рассмотрения требования о привлечении его бывшего руководителя к субсидиарной ответственности.

Читайте так же:  Как выполнить расчет продолжительности отпуска

В спорной ситуации конкурсный кредитор обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя общества по обязательствам должника, возникшим после истечения месяца со дня возникновения обстоятельств, свидетельствующих о признаках неплатежеспособности. Заявитель указал, что невыполнение руководителем требований Федерального закона о банкротстве об обращении в арбитражный суд с заявлением при наступлении неплатежеспособности организации, влечет неразумное и недобросовестное принятие дополнительных долговых обязательств и, как следствие, убытки для кредиторов. В этом случае одним из правовых механизмов, обеспечивающих удовлетворение требований таких кредиторов при недостаточности конкурсной массы, является возможность привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в соответствии с пунктом 2 статьи 10 Федерального закона о банкротстве. При этом, как напомнил ВС РФ, исполнимость судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя при ликвидации должника может быть достигнута посредством возобновления дела о банкротстве после пересмотра определения о завершении конкурсного производства по правилам главы 37 АПК РФ.

3. Арбитражный суд должен учитывать выводы, сделанные СОЮ

Верховный суд в определении от 14.06.2016 N 309-ЭС16-1553 указал, что обстоятельства, установленные судом общей юрисдикции при рассмотрении дел об административных правонарушениях, должны быть учтены арбитражным судом при рассмотрении споров, связанных с привлечением руководителя организации-должника к субсидиарной ответственности. В спорной ситуации конкурсный управляющий хотел привлечь к субсидиарной ответственности руководителя организации-должника, который ранее был признан судами общей юрисдикции трех инстанций виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 5 статьи 14.13 КоАП РФ за неподачу заявления о банкротстве организации.

Верховный суд РФ отметил, что хотя в соответствии с частью 3 статьи 69 АПК РФ решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу, вступившее в силу, обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело по вопросам об обстоятельствах, установленных решением СОЮ и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле, эта норма не распространяется на административные дела. При этом правовая оценка СОЮ действий лица и примененные им положения закона, на которых основан вывод о наличии состава административного правонарушения, не может рассматриваться в качестве обстоятельства, имеющего преюдициальное значение для арбитражного суда, рассматривающего дело.

Однако, как следует из правовой позиции, изложенной в пункте 16.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 02.06.2004 N 10, арбитражный суд не может игнорировать в своем судебном акте.

4. Выдача денег под отчет может быть признана выводом активов организации

Верховный суд РФ в определении от 29.01.2016 N 304-ЭС15-7530(4) по делу N А45-684/2014 указал, что систематическая передача денежных средств под отчет при отсутствии предоставления отчетности о расходовании денежных средств либо их возврата может рассматриваться как действие, направленное на вывод активов из хозяйственного оборота организации. В спорной ситуации конкурсный управляющий просил арбитражный суд признать недействительными сделки по перечислению главному бухгалтеру организации-должника денежных средств на основании пункта 1 статьи 61.2 Федерального закона о банкротстве. Выяснилось, что эти денежные средства главбух получал под отчет. Однако никаких отчетов об их использовании не давал.

Судьи напомнили, что по нормам статьи 9 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Такие документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Таким образом, повторная выдача денег под отчет лицу, которое в нарушение требования Положения о порядке ведения кассовых операций с банкнотами и монетой Банка России на территории РФ N 373-П, утвержденного Банком России 12.10.2011 (действовало на момент совершения операций), не представило авансовый отчет об их использовании, является нарушением. Повторная и последующая выдача наличных денег под отчет данному лицу могла быть произведена только при условии полного погашения подотчетным лицом задолженности.

5. Суд имеет право отстранить конкурсного управляющего от его обязанностей

Верховный суд в определении от 12.09.2016 N 306-ЭС16-4837 пришел к выводу, что конкурсный управляющий может быть отстранен судом от исполнения возложенных на него обязанностей и в том случае, если кредиторы до подачи соответствующей жалобы в суд не обращались к конкурсному управляющему с заявлениями об устранении нарушений. Такой вывод судьи сделали в связи с жалобой, поданной конкурсным кредитором на действия управляющего. Судьи отметили, что по результатам проведенного анализа финансово-хозяйственной деятельности должника конкурсный управляющий сделал вывод, что сделка по отчуждению имущества (договор купли-продажи объекта незавершенного строительства) носила возмездный характер и оснований для ее оспаривания не имелось. Кредиторы с этим не согласились.

Видео (кликните для воспроизведения).

Однако суды низших инстанций указали, что собрание кредиторов не принимало решение об оспаривании сделки, отдельные кредиторы с предложением об оспаривании договора купли-продажи к конкурсному управляющему не обращались. Поэтому отказали им в их требовании. ВС РФ с такими выводами не согласился и отметил, что конкурсный управляющий владел информацией о заключении должником в преддверии банкротства спорного договора купли-продажи, поэтому был обязан самостоятельно принять меры по установлению действительной стоимости объекта подозрительной сделки, в том числе путем проведения оценки его рыночной стоимости.

Источники


  1. Комаров, С. А. Общая теория государства и права / С.А. Комаров. — М.: Юридический институт, 2001. — 352 c.

  2. Султанова, А. Н. Организация юридической службы на предприятии / А.Н. Султанова. — М.: Дашков и Ко, Наука-Спектр, 2013. — 320 c.

  3. Грудцына, Л. Ю. Адвокатское право / Л.Ю. Грудцына. — М.: Деловой двор, 2014. — 320 c.
  4. Наследственные споры. Судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2018. — 816 c.
  5. Кабинет и квартира В.И. Ленина в Кремле. Набор из 8 открыток. — М.: Изогиз, 2016. — 297 c.
Фнс опубликовала очередной обзор правовых позиций высших судов по спорам при банкротстве
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here