Изменение условий договора в одностороннем порядке согласно гк рф

Полная информация на тему: "Изменение условий договора в одностороннем порядке согласно гк рф" в помощь грамотному гражданину.

Не все стороны равны

Статья 310 ГК РФ об одностороннем отказе от исполнения обязательств (либо их одностороннем изменении) была существенно изменена Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ. Новая редакция данной нормы породила различные толкования ее положений. В связи с этим возник вопрос: допустимо ли согласование одностороннего отказа от исполнения обязательства в договоре между сторонами, которые не осуществляют предпринимательскую деятельность? Попробуем разобраться.

Что говорится в законе

Ранее ст. 310 ГК РФ допускала отказ от исполнения обязательства в случаях, установленных законом, а специальная норма закона – ст. 450 ГК РФ допускала односторонний отказ от договора в случаях, установленных соглашением сторон.

Указание на данную возможность одновременно с изменением ст. 310 ГК РФ было исключено, а вместо него в ГК РФ была внесена новая норма – ст. 450.1, согласно которой односторонний отказ либо изменение условий договора возможны только в случаях, когда это право предоставлено «настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором (ст. 310 ГК РФ)».

В новой же редакции ст. 310 ГК РФ говорится о том, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами. В данном пункте нет указания на возможность предоставить такое право договором. А в пункте 2 указанной статьи говорится о том, что одностороннее изменение условий обязательства либо отказ от его исполнения, предусмотренные договором, возможны в случаях:

–если обязательство связано с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности;

–если такое право предоставлено стороне, не осуществляющей предпринимательской деятельности, в обязательстве со стороной, осуществляющей предпринимательскую деятельность.

Таким образом, возник вопрос: возможно ли предусмотреть соглашением сторон право на односторонний отказ от обязательства либо на его одностороннее изменение, если сторонами обязательства являются стороны, не осуществляющие предпринимательскую деятельность?

Законодательная неопределенность

Если исходить из буквального содержания указанных норм, то право на согласование одностороннего отказа от обязательства (либо его изменения) таким лицам не предоставлено. Разработчики изменений в ГК РФ именно таким образом трактуют изменения норм, регулирующих отказ от договора. Так, В. Витрянский поясняет в своем комментарии к данной норме, что эти изменения были не случайными. По его мнению, лица, не занимающиеся предпринимательской деятельностью, не могут в соглашениях между собой предусмотреть право на односторонний отказ (либо изменение) обязательства.

В обоснование такой позиции В. Витрянский ссылается на то, что в проекте изменений ГК РФ планировалось изменение п. 3 ст. 450 ГК РФ, где предусматривалось, что одностороннее изменение или односторонний отказ от договора, исполнение которого не связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается в случаях, предусмотренных законом или договором. Однако в принятом Законе № 42-ФЗ указанные положения отсутствуют. В пункте 1 ст. 450.1 ГК РФ говорится только о случаях, когда право на односторонний отказ от договора предоставлено в соответствии со ст. 310 ГК РФ.

При этом в качестве обоснования цели изменений, которые лишают непредпринимателей права на предоставление договором права на односторонний отказ (изменение) от обязательства, им приводятся следующие аргументы:

1) стороны всегда могут расторгнуть договор в досудебном порядке, заключив соответствующее соглашение. Если одна из сторон возражает против прекращения договора, контрагенту следует обратиться в суд с иском о расторжении (п. 2 ст. 450 ГК РФ);

2) стороны могут предусмотреть дополнительные основания расторжения договора в судебном порядке, в том числе не связанные с его нарушением (подп. 2 п. 2 ст. 450 ГК РФ);

3) признание одностороннего внесудебного отказа от договора основным способом прекращения договорных обязательств привело бы к дестабилизации имущественного оборота. Между сторонами возникали бы споры о том, правомерно ли был заявлен отказ от договора в одностороннем порядке. Были бы распространены споры о признании договора заключенным или действующим. Еще более серьезные проблемы возникали бы на стадии исполнения договора. Одна сторона могла считать, что его исполнять не надо, а другая пыталась бы привлечь контрагента к ответственности за неисполнение.

[3]

Однако, на наш взгляд, такое существенное ограничение свободы договора для сторон – не предпринимателей представляется недостаточно обоснованным. Ведь для сторон-предпринимателей такое право предоставлено и не дестабилизирует гражданский оборот. Вряд ли можно считать, что такое предоставляемое ранее сторонам непредпринимателям право влекло дестабилизацию гражданского оборота и повысило нагрузку на судебную систему. Скорее, наоборот, лишение огромного числа участников оборота права на расторжение договора без обращения в суд лишь увеличивает нагрузку на судебную систему, так как стороны даже в случаях согласованных в соглашениях дополнительных оснований (и даже немотивированных отказов) для расторжения договора/изменения его условий будут вынуждены судиться.

В отношениях с физическими лицами, которые обычно не разбираются в тонкостях гражданского права, такое правило, скорее, приводит к тому, что контрагенты будут договариваться о возможности отказа от договора (по определенным основаниям или не мотивированно) и будут считать, что этого достаточно, так как все на это согласны, а в результате данным правом воспользоваться просто не смогут.

Ограничение свободы договора в таком случае для непредпринимателей, возможно, является одним из проявлений патерналистского подхода к регулированию гражданских отношений, которое уместно в отношениях с потребителями (когда есть неравенство сторон), но вряд ли уместно в отношениях между равными субъектами. Но, если в договор вступили равные стороны и они готовы вступить в данное правоотношение, только если их издержки на расторжение договора в согласованных случаях будут минимальными, что нарушает такое условие? Напротив, это говорит о предусмотрительности сторон. Получается, что для предпринимателей закон устанавливает более лояльные и гибкие правила игры, чем для других участников оборота? Вряд ли законодатель имел именно такие цели при уточнении формулировок измененных статей. Они продиктованы лишь желанием защитить слабую сторону правоотношений, но не лишить огромное число участников оборота возможности согласовать удобные для себя условия, которые не нарушают прав других лиц. Этого права будут лишены и некоммерческие организации (НКО), так как они не занимаются предпринимательской деятельностью.

Нужно иметь в виду, что НКО могут осуществлять помимо своей основной некоммерческой деятельности и иную, приносящую доход деятельность. В данном случае в зависимости от того, вступило ли НКО в обязательство в рамках своей основной деятельности либо осуществляло иную, приносящую доход деятельность, право на односторонний отказ будет регулироваться по-разному:

Читайте так же:  Порядок применения ккт в законе о кассовых аппаратах

– если НКО осуществляет свою основную уставную деятельность, то отношения с ней будут регулироваться как отношения не с лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность (то есть право на согласование одностороннего отказа в отношениях между такими НКО или между НКО и физическими лицами прямо не допускается ст. 310 ГК РФ);

– если НКО осуществляет иную, приносящую доход деятельность, то отношения с ней будут регулироваться как отношения с лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Указанное разъяснение дано в п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25: «В соответствии с пунктом 4 статьи 50 ГК РФ некоммерческие организации могут осуществлять приносящую доход деятельность, если это предусмотрено их уставами, лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и если это соответствует таким целям. В этом случае на некоммерческую организацию в части осуществления приносящей доход деятельности распространяются положения законодательства, применимые к лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность (пункт 1 статьи 2, пункт 1 статьи 6 ГК РФ)».

Учитывая указанную неопределенность, не понятно, как быть с договорами, которые заключаются между физическими лицами и/или НКО, но связаны с управлением компаниями (корпоративным договором, договором отчуждения долей, акций и т. д.). Специфика данных отношений явно требует более гибких инструментов для сторон таких договоров.

Что сказал ВС РФ

Видимо, понимая, что в данном вопросе имеется явный пробел, в Постановлении Пленума ВС РФ от 22.11.2016 № 54, в п. 10, разъяснено, что «по смыслу статьи 67.2 ГК РФ условиями корпоративного договора может быть предусмотрено право на односторонний отказ от исполнения обязательств для любого из его участников».

Кроме того, ВС РФ в этом же Постановлении (п. 10–14) не ответил прямо на вопрос относительно возможности предусматривать право на односторонний отказ от исполнения обязательства между сторонами, которые не осуществляют предпринимательскую деятельность, но в нем и не указано на однозначный запрет таких соглашений. Вместо определенного вывода суд отмечает, что при применении ст. 310 ГК РФ следует учитывать, что:

–общими положениями о договоре могут быть установлены иные правила о возможности предоставления договором права на отказ от исполнения обязательства или одностороннее изменение его условий. Право на односторонний отказ от договора может быть предусмотрено правилами об отдельных видах договоров (право на односторонний отказ от договора предоставлено заказчику по договору подряда (ст. 717 ГК РФ), сторонам договора возмездного оказания услуг (ст. 782 ГК РФ), договора транспортной экспедиции (ст. 806 ГК РФ), агентского договора, заключенного без определения срока окончания его действия (ст. 1010 ГК РФ), договора доверительного управления имуществом (п. 1 ст. 1024 ГК РФ);

–при осуществлении стороной права на одностороннее изменение условий обязательства или односторонний отказ от его исполнения она должна действовать разумно и добросовестно, учитывая права и законные интересы другой стороны (п. 3 ст. 307, п. 4 ст. 450.1 ГК РФ).

Возможно, на основании того, что Верховный Суд допустил ограничительное толкование новой нормы ст. 310 ГК РФ, судебная практика все-таки будет исходить из сути спорных отношений между физическими лицами или НКО и признавать возможность согласования сторонами права на односторонний отказ от исполнения обязательства и в таких договорах (например, в отношениях по купле-продаже акций, долей в хозяйственных обществах и т. п.).

Нерадужные перспективы

Если исходить из консервативного толкования изменений в ст. 310 ГК РФ, то не понятно, что делать судам и сторонам в тех случаях, когда стороны по незнанию согласовали право на односторонний отказ в договоре, расширив основания для него по сравнению с теми, что указаны в законе для расторжения договора в судебном порядке. Может ли суд тогда хотя бы расторгнуть договор по этим основаниям по требованию одной из сторон? Наверное, у суда не будет такого права, так как это совершенно другой порядок расторжения договора, другой иск и т. д. То есть лишение лиц-непредпринимателей такого права приводит к ситуациям, которые трудно разрешить и которые противоречат логике оборота.

Судебной практики, в которой суд отказал бы стороне договора, заключенному не между предпринимателями, только на том основании, что такие лица не имеют права согласовывать право на односторонний отказ от договора, найти не удалось (в открытых источниках и в правовых базах). Возможно, это связано с тем, что большинство отношений, по которым судами пока рассматривались споры, возникли до вступления в силу изменений в ст. 310 и 450 ГК РФ.

Остается надеяться, что суды при рассмотрении подобных споров будут исходить из того, что все гражданские правоотношения основаны на равенстве, имущественной самостоятельности, автономии воли, принципе свободы договора, в связи с чем стороны договора между непредпринимателями могут согласовать условия, которые предоставят им право на односторонний отказ от договора. Излишнее ограничение усмотрения равных участников оборота (где нет слабой и сильной сторон) явно неразумно и необоснованно, не направлено на защиту каких-либо общественно-значимых интересов. Лишение такого большого количества участников оборота, которые не занимаются предпринимательской деятельностью, права без обращения в суд прекратить обязательство путем отказа от него в согласованных заранее случаях только затруднит оборот и повысит нагрузку на суды.

Одностороннее изменение условий договора

Согласно ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора, однако любой договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (ст. 422 ГК РФ).

Ст. 310 ГК РФ указывает на то, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Аналогичная норма содержится в ст.29 ФЗ от 02.12.1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности», согласно которой по кредитному договору, заключенному с заемщиком-гражданином, кредитная организация не может в одностороннем порядке сократить срок действия этого договора, увеличить размер процентов и (или) изменить порядок их определения, увеличить или установить комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом. Данная норма подлежит применению к отношениям с потребителями в части, не противоречащей ст. 310 ГК РФ.

Изменение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено Гражданским Кодексом РФ, другими законами или договором. Договор может быть изменен по требованию одной из сторон только по решению суда.

Ограничение закона на одностороннее изменение банком условий договора с потребителем связано с тем, что гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав. Данный вывод сделан Конституционным судом РФ по делу о проверке конституционности положения ч. 2 ст. 29 ФЗ РФ «О банках и банковской деятельности» (Постановление № 4-П от 23.02.1999).

Читайте так же:  Дополнение к исковому заявлению в суд - образец

Договоры кредитования являются типовыми, с заранее определенными условиями, а значит потребитель как сторона договора лишена возможности влиять на его содержание. Таким образом, включение банком в кредитный договор, заключаемый с гражданином, условия о возможности одностороннего изменения договора, ущемляет установленные законом права потребителя.

В п.16 ст.5 Федерального закона от 21.12.2013 г. №353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» отмечается, что кредитор вправе уменьшить в одностороннем порядке постоянную процентную ставку, уменьшить или отменить плату за оказание услуг, предусмотренных индивидуальными условиями договора потребительского кредита (займа), уменьшить размер неустойки (штрафа, пени) или отменить ее полностью или частично, установить период, в течение которого она не взимается, либо принять решение об отказе взимать неустойку (штраф, пеню), а также изменить общие условия договора потребительского кредита (займа) при условии, что это не повлечет за собой возникновение новых или увеличение размера существующих денежных обязательств заемщика по договору потребительского кредита (займа).

При этом кредитор в порядке, установленном договором потребительского кредита (займа), обязан направить заемщику уведомление об изменении условий договора потребительского кредита (займа), а в случае изменения размера предстоящих платежей также информацию о предстоящих платежах и обеспечить доступ к информации об изменении условий договора потребительского кредита (займа). Стороны вправе согласовать в договоре любой способ уведомления и информирования кредитором заемщика. Обязательное получение банком подтверждения заемщика о получении уведомления Законом не установлено.

Таким образом, данной нормой права предусмотрено, что кредитор может в одностороннем порядке изменять условия договора, но лишь в пользу заемщика, то есть улучшая его положение.

При этом, одностороннее изменение условий договора, которое впоследствии может привести к ухудшению положения заемщика, не допускается. Изменение возможно по дополнительному соглашению сторон или в судебном порядке.

Согласно п.1 ст.450 ГК РФ изменение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или договором.

Пунктом 1 ст. 452 ГК РФ, а также ст.820 ГК РФ предусмотрено, что соглашение об изменении условий кредитного договора должно быть заключено в той же форме, что и кредитный договор, то есть в письменной форме.

Как указано в п. 1 ст. 160 ГК РФ сделка в письменной форме совершается путем составления документа, выражающего его содержание, подписанного лицом или лицами, совершающими сделку или должным образом уполномоченными ими лицами.

Таким образом, из приведенных норм следует, что повышение тарифов, процентных ставок возможно лишь по взаимному согласию кредитора и заемщика-гражданина, оформленному в надлежащей форме.

Согласно ст.166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Статьей 168 ГК РФ установлено, что за исключением случаев, предусмотренных законом (ничтожная сделка), сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой.

Недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Таким образом, признание недействительным условий кредитного договора в части права банка на одностороннее изменение условий кредитного договора не влечет недействительности кредитного договора в целом.

В случае если в договоре предусмотрено право банка на одностороннее изменение условий договора, ухудшающее положение заемщика, то данное условие ущемляет права потребителей.

Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными (п. 1 ст. 16 Закона РФ о защите прав потребителей).

Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, то они подлежат возмещению в полном объеме.

Допустимые условия расторжения кредитного договора по инициативе кредитной организации (п. 5 Обзора ВС РФ от 22.05.2013г.):

— нарушение заемщиком срока, установленного для возврата очередной части кредита (п. 2 ст. 811 ГК РФ);

— утрата (или ухудшение условий) обеспечения обязательства, за которое кредитор не отвечает (ст. 813 ГК РФ);

— нарушение заемщиком обязанности по обеспечению возможности осуществления кредитором контроля за целевым использованием суммы кредита, а также невыполнение условия о целевом использовании кредита (п.п. 1 и 2 ст. 814 ГК РФ).

Способы восстановления нарушенных прав:

1. Предъявление исполнителю претензии с требованием о возмещении убытков, связанных с односторонним изменением условий договора.

2. Обращение в суд с исковым заявлением.

3. Административная ответственность, если кредитный договор заключен не более 1 года назад.

Основанием для привлечения к административной ответственности является нарушение законодательства о защите прав потребителей, выразившееся во включение в кредитный договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя (ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ).

В целях привлечения кредитной организации к административной ответственности за совершение правонарушений потребителю рекомендуется обратиться с письменной жалобой в Управление Роспотребнадзора по Свердловской области или соответствующий территориальный отдел.

Статья 523. Односторонний отказ от исполнения договора поставки

1. Односторонний отказ от исполнения договора поставки (полностью или частично) или одностороннее его изменение допускаются в случае существенного нарушения договора одной из сторон (абзац четвертый пункта 2 статьи 450).

2. Нарушение договора поставки поставщиком предполагается существенным в случаях:

Видео (кликните для воспроизведения).

поставки товаров ненадлежащего качества с недостатками, которые не могут быть устранены в приемлемый для покупателя срок;

неоднократного нарушения сроков поставки товаров.

3. Нарушение договора поставки покупателем предполагается существенным в случаях:

неоднократного нарушения сроков оплаты товаров;

неоднократной невыборки товаров.

4. Договор поставки считается измененным или расторгнутым с момента получения одной стороной уведомления другой стороны об одностороннем отказе от исполнения договора полностью или частично, если иной срок расторжения или изменения договора не предусмотрен в уведомлении либо не определен соглашением сторон.

Комментарий к Ст. 523 ГК РФ

1. По общему правилу, закрепленному в ст. 310 ГК РФ, односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Согласно п. 1 ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон. Данное правило направлено на обеспечение стабильности гражданского оборота.

Читайте так же:  Образец соглашения о продаже судна

Из этого общего правила существует несколько исключений. При закреплении правил досрочного прекращения обязательств в законодательстве используются разные понятия: расторжение договора, отказ от договора или отказ от исполнения договора. Различия между расторжением договора и отказом от договора заключаются в способе их осуществления. Так, расторжение договора — это способ прекращения договорных обязательств по соглашению сторон либо путем обращения к компетентному органу (суд, третейский суд). Отказ от договора — это мера односторонняя, для прекращения обязательства достаточно волеизъявления одной стороны .

———————————
См., например: Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. 2-е изд., стереот. М.: Статут, 2001. С. 152; а также: Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. Е.А. Флейшиц. М.: Юрид. лит., 1966. С. 195.

Отказ от договора может быть отнесен к мерам оперативного воздействия в тех случаях, когда он применяется лицом в ответ на нарушение обязанности другой стороной. При этом «неисправный контрагент» должен также возместить причиненные неисполнением обязанности убытки . Применение управомоченным лицом такой оперативной санкции может быть оспорено в суде.

———————————
См.: Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. С. 153.

В тех же случаях, когда отказ от договора допускается в соответствии с законодательством в любое время, его нужно рассматривать только как способ одностороннего прекращения обязательств.

Комментируемая статья предусматривает возможность одностороннего отказа от исполнения договора поставки (полностью или частично) или одностороннего его изменения в случае существенного нарушения договора одной из сторон. Таким образом, это мера оперативного воздействия, которая применяется управомоченным лицом в одностороннем порядке (без обращения в компетентные органы) при наличии существенного нарушения договора.

Понятие «существенное нарушение» договора является оценочным. В комментируемой статье содержится отсылка к абз. 4 п. 2 ст. 450 ГК РФ, в котором дано легальное определение существенного нарушения договора. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

2. Предусмотрев общее понятие существенного нарушения договора в абз. 4 п. 2 ст. 450 ГК РФ, законодатель определяет, какие нарушения признаются существенными для договора поставки, в п. п. 2 и 3 комментируемой статьи.

Для поставщика нарушение договора предполагается существенным при поставке товаров ненадлежащего качества с недостатками, которые не могут быть устранены в приемлемый для покупателя срок, и неоднократное нарушение сроков поставки товаров, а для покупателя — неоднократное нарушение сроков оплаты товаров и неоднократная невыборка товаров.

Неоднократность нарушения понимается в судебной практике как совершение нарушения не менее двух раз.

Комментируемая статья содержит в себе указания только на некоторые основания, не предусмотренные иными нормами ГК РФ. В Кодексе предусмотрены и другие случаи одностороннего отказа от исполнения договора поставки. Например, в соответствии с п. 3 ст. 509 ГК РФ непредставление покупателем отгрузочной разнарядки в установленный срок дает право поставщику отказаться от исполнения договора или потребовать от покупателя оплаты товаров. Такое же право предоставлено поставщику п. 2 ст. 515 ГК РФ при невыборке покупателем (получателем) в соответствующий срок товаров со склада поставщика.

Пленумом ВАС РФ дано разъяснение в отношении ст. ст. 509 и 515 ГК РФ. В п. 21 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 октября 1997 г. N 18 указано, что, когда по условиям договора передача товара осуществляется отдельными партиями, отказ от его исполнения по основаниям, предусмотренным ст. ст. 509 и 515, влечет расторжение обязательства в целом, если иное не было заявлено в самом отказе. При этом соответствующая сторона вправе требовать возмещения убытков, вызванных изменением или расторжением договора, только если допущенное нарушение является существенным.

Сторона, заявившая об одностороннем отказе в связи с существенным нарушением условий договора со стороны контрагента, вправе также предъявить требование о возмещении убытков, причиненных расторжением или изменением договора (п. 5 ст. 453 ГК). При рассмотрении спора, вытекающего из договора поставки, по которому был заявлен отказ от исполнения обязательства, суд во всех случаях оценивает доводы сторон о законности такого отказа, если он имеет отношение к исковым требованиям (п. 20 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 октября 1997 г. N 18).

Представляется, что смысл указаний в п. п. 2 и 3 комментируемой статьи на случаи существенного нарушения заключается в распределении бремени доказывания именно существенности нарушения обязанностей по договору поставки.

В перечисленных в п. п. 2 и 3 комментируемой статьи случаях нарушение договора предполагается существенным. Таким образом, при рассмотрении в суде спора, вытекающего из договора поставки, по которому был заявлен отказ от исполнения обязательства в указанных в комментируемой статье случаях, отсутствие существенного нарушения договора поставки должна доказать сторона, допустившая такое нарушение.

Комментируемая статья не устанавливает исчерпывающего перечня оснований для отказа от исполнения договора поставки, поэтому стороны в договоре могут определить, какие из нарушений обязательств они считают существенными и при наличии каких нарушений потерпевшая сторона вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора полностью или частично.

3. И поставщик, и покупатель вправе применить односторонний отказ по собственному решению, не обращаясь к органам государства, но с обязательным извещением своего контрагента. При этом выбор варианта поведения — отказ или изменение договора — также остается соответственно за поставщиком или покупателем, применяющим данную меру оперативного воздействия.

Если в п. 3 ст. 450 ГК РФ содержится общее правило о том, что при одностороннем отказе от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным, то в п. 4 комментируемой статьи конкретизирован момент соответственно расторжения или изменения договора.

Договор поставки считается измененным или расторгнутым с момента получения одной стороной уведомления другой стороны об одностороннем отказе от исполнения договора полностью или частично, если иной срок расторжения или изменения договора не предусмотрен в уведомлении либо не определен соглашением сторон.

Статья 453. Последствия изменения и расторжения договора

1. При изменении договора обязательства сторон сохраняются в измененном виде.

2. При расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства.

3. В случае изменения или расторжения договора обязательства считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора, а при изменении или расторжении договора в судебном порядке — с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора.

Читайте так же:  Новые законы для ип

4. Стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

В случае, когда до расторжения или изменения договора одна из сторон, получив от другой стороны исполнение обязательства по договору, не исполнила свое обязательство либо предоставила другой стороне неравноценное исполнение, к отношениям сторон применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60), если иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из существа обязательства.

5. Если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора.

Президент Российской Федерации

30 ноября 1994 г.

Комментарий к Ст. 453 ГК РФ

1. Комментируемая статья устанавливает общие правила о состоянии возникших из договора обязательств (п. 2 ст. 307 и п. 3 ст. 420 ГК) в связи с изменением или расторжением договора. Иными словами, данными правилами устанавливается взаимосвязь между действиями, совершаемыми сторонами договора по его изменению или расторжению, и действовавшими до совершения указанных действий обязательствами. Согласно рассматриваемым правилам п. п. 1 и 2 комментируемой статьи возникшие из договора обязательства сохраняются в измененном виде при изменении договора и прекращаются при его расторжении.

[1]

2. Временной момент, с которого обязательства будут считаться для сторон договора измененными или прекращенными, является юридическим фактом, с которым связаны определенные п. п. 1 и 2 комментируемой статьи правовые последствия.

Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает порядок определения такого временного момента, который прежде всего зависит от способа изменения или расторжения договора: по соглашению сторон или в судебном порядке.

Если стороны действуют по взаимному соглашению, временная точка, с которой связывается изменение или прекращение обязательств, совпадает с моментом заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора. При этом для действий сторон по соглашению устанавливается диспозитивное правило, предусматривающее, что момент, с которого обязательства будут считаться измененными или прекращенными, может быть определен в самом соглашении или следовать из характера изменения договора. Данное диспозитивное правило применимо и для случаев одностороннего отказа от исполнения договора в части возможности установления момента исходя из условий соглашения или характера изменения договора (о моменте вступления в силу одностороннего отказа см. комментарий к ст. 450 ГК РФ).

В тех случаях, когда изменение и расторжение договора осуществляются в судебном порядке, действует императивное правило, согласно которому обязательства считаются измененными или прекращенными с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора. Сроки вступления в законную силу судебных решений установлены процессуальным законодательством. В частности, согласно ст. 209 ГПК РФ и ст. 180 АПК РФ в законную силу соответственно решение суда общей юрисдикции вступает по истечении 10-дневного срока на апелляционное или кассационное обжалование, а решение арбитражного суда первой инстанции — по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба.

Важно отметить, что прекращение обязательств сторон договора при его расторжении не лишает заинтересованную сторону права требовать от должника неисполненного им по обязательству. Об этом свидетельствует судебная практика. Как отмечается в приложении к информационному письму Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104 , если иное не вытекает из соглашения сторон, расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора.

———————————
См.: п. 1 Обзора практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств // Вестник ВАС РФ. 2006. N 4.

[2]

Данный вывод был сделан исходя из рассмотрения судами следующей ситуации.

При рассмотрении судом первой инстанции дела по иску одного общества к другому о взыскании суммы задолженности по арендной плате и договорной неустойки за просрочку ее внесения было отказано в удовлетворении иска исходя из того, что спорный договор аренды был расторгнут по соглашению сторон и вытекающие из него обязательства в силу положений п. 2 ст. 453 ГК РФ прекращены.

Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции отменил по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 407 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором. В соответствии с п. 2 ст. 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. Из содержания п. 3 ст. 453 ГК РФ следует, что в случае расторжения договора обязательства считаются прекращенными с момента заключения сторонами соглашения о расторжении договора, если иное не вытекает из этого соглашения.

Как следует из материалов дела, до момента расторжения договора обстоятельства, свидетельствующие о прекращении обязательств между сторонами, отсутствовали. Следовательно, срок действия договора к моменту его расторжения не истек.

С учетом изложенного суд кассационной инстанции указал, что ответчик обязан уплатить истцу сумму задолженности по арендной плате и что, поскольку иное не предусмотрено соглашением о расторжении договора, сам факт расторжения договора не прекращает данного обязательства и не исключает возможности применения мер ответственности в связи с нарушением арендатором условий договора. Расторжение договора аренды влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает арендодателя права требовать с арендатора образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций в связи с неисполнением последним договора. В то же время было отмечено, что соглашение сторон о расторжении договора аренды не освобождает арендатора от обязанности уплатить арендодателю задолженность по арендной плате и договорную неустойку за просрочку платежа в соответствии с требованиями п. 3 ст. 453 ГК РФ.

3. Пункт 4 комментируемой статьи содержит общее правило, согласно которому с моментом изменения или расторжения договора связывается возможность предъявления стороной договора требования о возвращении исполненного ею по обязательству. Согласно данному правилу не допускается требование возвращения того, что было исполнено сторонами по обязательству, до момента изменения или расторжения договора. Этим подчеркивается незыблемость исполнения обязательств надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями (см. ст. 309 ГК РФ и комментарий к ней). Вместе с тем рассматриваемое правило имеет диспозитивный характер, поскольку иное может быть предусмотрено законом или соглашением сторон. Законом могут быть предусмотрены конкретные случаи, когда сторона договора вправе требовать возврата исполненного ею по договору до момента его изменения или расторжения. К примеру, согласно п. 2 ст. 475 ГК РФ в случае существенного нарушения требований к качеству товара покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы.

Читайте так же:  Образец соглашения о расторжении наима

4. Существенное нарушение договора одной из сторон является основанием для его изменения или расторжения в судебном порядке (подп. 1 п. 2 ст. 450 ГК). Если изменение или расторжение договора произошло по указанному основанию, то согласно п. 5 комментируемой статьи потерпевшая сторона вправе предъявить требование другой стороне договора о возмещении убытков. Следует отметить, что правило комментируемой статьи связывает возможность выдвижения требования об убытках с причинением их именно изменением или расторжением договора. Вместе с тем основной причиной для изменения или расторжения договора выступает допущенное одной из его сторон существенное нарушение, которое, в свою очередь, характеризуется причинением одной из сторон такого ущерба, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. В данном случае убытки возникают по причине допущенного существенного нарушения договора, а не в связи с причинением их изменением или расторжением договора. При этом, конечно, заинтересованная сторона не лишается права на возмещение иных убытков в соответствии с общим правилом о возмещении убытков, предусмотренным в ст. 15 ГК РФ.

В качестве примера из судебной практики о применении судами положений п. 5 ст. 453 ГК РФ приведем Постановление ФАС Центрального округа от 11 октября 2006 г. по делу N А23-369/06Г-4-20.

Из материалов дела следует, что по договору купли-продажи унитарное предприятие (продавец) обязалось передать в собственность, а предприниматель (покупатель) — оплатить по цене 142600 рублей и принять объект недвижимого имущества — подвал под магазином общей площадью 46,0 кв. м.

Условия договора сторонами были исполнены: оплата объекта произведена покупателем по платежному поручению, подвал общей площадью 46 кв. м передан продавцом по акту приема-передачи недвижимого имущества. Вместе с тем согласно выписке из технического паспорта общая площадь помещения подвала составила 24,2 кв. м, а не 46 кв. м.

Ссылаясь на данное обстоятельство, предприниматель направила в адрес унитарного предприятия претензию, в которой просила внести изменения в заключенный с ней договор купли-продажи в части площади отчуждаемого объекта, указав вместо 46 кв. м общую площадь помещения в размере 24,2 кв. м, а также изменить продажную цену подвала со 142600 рублей на 75020 рублей исходя из стоимости 1 кв. м 3100 рублей и возвратить ей излишне уплаченную за помещение сумму.

Отказ исполнить данные требования явился основанием для обращения предпринимателя в арбитражный суд.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, мотивировав свой вывод тем, что факт существенного нарушения условий договора купли-продажи истцом не доказан.

Апелляционная инстанция согласилась с таким выводом суда первой инстанции, однако, признав установленным факт передачи предпринимателю нежилого помещения меньшей площадью, иск удовлетворила в части взыскания убытков, руководствуясь ст. ст. 466, 556 ГК РФ.

Кассационная инстанция не признала состоявшиеся судебные акты законными и обоснованными в части отказа в удовлетворении требования о внесении изменений в заключенный между сторонами договор купли-продажи.

Суд кассационной инстанции отметил, что в соответствии с п. 2 ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда при существенном нарушении договора другой стороной. В силу п. 2 ст. 452 ГК РФ требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в 30-дневный срок.

Кассационной инстанцией было принято во внимание, что по договору купли-продажи недвижимого имущества унитарное предприятие обязалось передать в собственность предпринимателю помещение подвала общей площадью 46 кв. м. При этом фактически истице было передано помещение площадью 24,2 кв. м. Последнее обстоятельство подтверждено техническим паспортом и произведенными контрольными замерами.

Кассационная инстанция признала изложенные факты существенным нарушением унитарным предприятием договора купли-продажи и, как следствие, обоснованность требования предпринимателя об изменении условий договора в части указания площади и цены продаваемого объекта недвижимости. В то же время было указано, что порядок изменения договора истцом соблюден.

Видео (кликните для воспроизведения).

Кассационная инстанция, отметив положения п. 5 ст. 453 ГК РФ, пришла к выводу о том, что обжалуемые судебные акты подлежат частичной отмене, а требования предпринимателя — удовлетворению в части внесения изменений в договор купли-продажи, также было оставлено в силе решение суда апелляционной инстанции о взыскании убытков.

Источники


  1. Теория государства и права. — М.: Дрофа, 2013. — 710 c.

  2. Клименко, А. В. Теория государства и права / А.В. Клименко, В.В. Румынина. — М.: Высшая школа, Мастерство, 2000. — 224 c.

  3. Годунов, Н. Мера ответственности / Н. Годунов. — М.: Юридическая литература, 2017. — 176 c.
  4. Судебная бухгалтерия. — М.: Юридическая литература, 2015. — 344 c.
  5. Султанова, А. Н. Организация юридической службы на предприятии / А.Н. Султанова. — М.: Дашков и Ко, Наука-Спектр, 2013. — 320 c.
Изменение условий договора в одностороннем порядке согласно гк рф
Оценка 5 проголосовавших: 1

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here