Обзор судебной практики по процессуальным вопросам, возникающим при рассмотрении дел о банкротстве

Полная информация на тему: "Обзор судебной практики по процессуальным вопросам, возникающим при рассмотрении дел о банкротстве" в помощь грамотному гражданину.

Обзор судебной практики по процессуальным вопросам, возникающим при рассмотрении дел о банкротстве

Автострахование

  • Жилищные споры

  • Земельные споры

  • Административное право

  • Участие в долевом строительстве

  • Семейные споры

  • Гражданское право, ГК РФ

  • Защита прав потребителей

  • Трудовые споры, пенсии

    • Главная
    • Обобщения арбитражной практики
    • Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве ..

    Утвержден
    Президиумом Верховного Суда
    Российской Федерации
    20 декабря 2016 года

    ОБЗОР
    СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ВОПРОСАМ, СВЯЗАННЫМ С УЧАСТИЕМ
    УПОЛНОМОЧЕННЫХ ОРГАНОВ В ДЕЛАХ О БАНКРОТСТВЕ И ПРИМЕНЯЕМЫХ
    В ЭТИХ ДЕЛАХ ПРОЦЕДУРАХ БАНКРОТСТВА

    Верховным Судом Российской Федерации проведено изучение отдельных материалов судебной практики, связанных с квалификацией и установлением в делах о банкротстве требований по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды, а также иным вопросам, возникающим в связи с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и процедурах банкротства.

    Под федеральным уполномоченным органом в целях банкротства на основании абзаца девятого статьи 2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) понимается федеральный орган исполнительной власти, наделенный Правительством Российской Федерации полномочиями на представление в делах о банкротстве и в процедурах, применяемых в делах о банкротстве, требований об уплате обязательных платежей и требований Российской Федерации по денежным обязательствам. В соответствии с пунктом 2 постановления Правительства Российской Федерации от 29.05.2004 N 257 «Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве» (далее — постановление N 257) таким федеральным органом исполнительной власти является Федеральная налоговая служба (ФНС России).

    Уполномоченными органами в отношении требований по денежным обязательствам субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в силу указанной нормы Закона о банкротстве признаются соответствующие органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, наделенные полномочиями на представление требований этих публично-правовых образований.

    В целях обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, вытекающих из участия уполномоченных органов, по результатам изучения и обобщения судебной практики Верховным Судом Российской Федерации на основании статьи 126 Конституции Российской Федерации, статей 2 и 7 Федерального конституционного закона от 05.02.2014 N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» определены следующие правовые позиции.

    Возбуждение дела о банкротстве по заявлению
    уполномоченного органа

    Квалификация и установление требований по обязательным
    платежам в деле о банкротстве

    Обзор судебной практики ВС РФ № 4 (2017) — Практика применения законодательства о банкротстве

    Определение N 304-ЭС17-1258, п. 12 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2017), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 15.11.2017 г.

    Определение N 306-ЭС16-20056 (6), п. 13 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2017), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 15.11.2017 г.

    Определение N 308-ЭС14-7166(4), п. 14 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2017), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 15.11.2017 г.

    Определение N 305-ЭС17-1599, п. 15 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2017), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 15.11.2017 г.

    Определение N 301-ЭС17-834, п. 16 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2017), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 15.11.2017 г.

    Определение N 306-ЭС17-782, п. 17 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2017), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 15.11.2017 г.

    Обзор судебной практики ВС РФ № 4 (2017) — Практика применения законодательства о банкротстве

    Определение N 304-ЭС17-1258, п. 12 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2017), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 15.11.2017 г.

    Определение N 306-ЭС16-20056 (6), п. 13 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2017), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 15.11.2017 г.

    Определение N 308-ЭС14-7166(4), п. 14 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2017), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 15.11.2017 г.

    Определение N 305-ЭС17-1599, п. 15 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2017), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 15.11.2017 г.

    [1]

    Определение N 301-ЭС17-834, п. 16 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2017), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 15.11.2017 г.

    Определение N 306-ЭС17-782, п. 17 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2017), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 15.11.2017 г.

    Судебная практика по делам о банкротстве, рассмотренным Верховным судом

    1. Залоговые кредиторы без преимущества

    Между двумя хозяйствующими субъектами был заключен договор, условия которого были нарушены одной из сторон, в ответ вторая сторона потребовала наложить арест на имущества должника. По общему правилу такой кредитор, в интересах которого был наложен запрет на распоряжение имуществом должника, обладает правами и обязанностями залогодержателя с момента вступления в силу решения суда об удовлетворении его требований. Однако, сохранятся ли такие права в случае открытия процедуры банкротства в отношение должника? Верховный суд считает, что нет.

    Суть спора

    В рамках дела о банкротстве акционерного общества, организация обратилась в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника ее требования, как требования, обеспеченного залогом имущества должника. Свои претензии кредитор обосновал тем, что спорное требование было основано на частично неисполненном должником решении арбитражного суда о взыскании задолженности. В рамках этого дела суд принял обеспечительные меры в виде наложения ареста на имущество акционерного общества в пользу организации, а судебный пристав-исполнитель, в свою очередь, вынес постановление о наложении ареста на конкретное имущество, принадлежащее должнику, а именно: производственные и офисные здания, два земельных участка и транспортные средства.

    Читайте так же:  Субъекты и объекты градостроительных отношений

    Решение суда

    Определением арбитражного суда первой инстанции требование кредитора было признано обоснованным, задолженность перед ним была включена в реестр требований кредиторов должника с удовлетворением в третью очередь, как требование по основному долгу, обеспеченное залогом имущества должника. Другой кредитор остался таким решением недоволен и подал апелляционную жалобу. Однако, арбитражный апелляционный суд ее отклонил, а решение суда первой инстанции оставил без изменения. Аналогичную позицию занял окружной арбитражный суд. Но кредитор обратился с жалобой в Верховный суд, в которой просил отменить предыдущие судебные акты и включить организацию в реестр требований кредиторов должника с удовлетворением в третью очередь на общих основаниях.

    Верховный суд определением от 27.02.2017 N 301-ЭС16-16279 по делу N А11-9381/2015 решения судов низших инстанций отменил в части, касающейся признания требования организации обеспеченным залогом имущества должника. Судьи отметили, что:

    В пункте 5 статьи 334 Гражданского кодекса РФ законодатель лишь приравнял права взыскателя к правам залогодержателя, не указав на то, что в связи с введением запрета на распоряжение имуществом возникает полноценный залог. Более того, как следует из буквального смысла указанной нормы, правила о возникновении прав залогодержателя действуют, если иное не вытекает из существа отношений залога.

    2. Кредитор может получить контроль над должником, если погасит его обязательства перед третьими лицами

    В ходе банкротства возможно исполнение просроченного обязательства должника третьим лицом. Если таким лицом окажется один из кредиторов, он может получить полный контроль над процедурой наблюдения, а значит в перспективе над организацией должником. Такие действия прав других кредиторов не нарушают, поэтому злоупотреблением не являются. К такому выводу пришел Верховный суд.

    Суть спора

    В отношении организации был подан иск об открытии процедуры банкротства, поскольку она имела подтвержденную судебными актами суда общей юрисдикции непогашенную задолженность по выплате выходного пособия перед тремя бывшими работниками. Однако, еще до начала судебного заседания по рассмотрению обоснованности требования заявителей о введении процедуры наблюдения, эта задолженность была погашена в полном объеме путем внесения денежных средств в депозит нотариуса. Данное действие осуществила не сама организация, а другое юридическое лицо. В результате, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями и Гражданского кодекса РФ пришли к выводу, что оснований ля введения процедуры наблюдения в отношении организации нет. Кредиторы обжаловали эти акты в кассационной инстанции.

    Решение суда

    Постановлением Арбитражного суда Московского округа от судебные акты были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.Судьи указали, что в действиях юрлица, погасившего долг перед работниками содержатся признаки злоупотребления правом, как это определено в статье 10 ГК РФ. Суд решил, что на самом деле организация преследует цель лишить граждан статуса заявителей по делу о банкротстве, в том числе в части полномочий по представлению кандидатуры арбитражного управляющего. Однако Верховный суд, куда была передана на дальнейшее рассмотрение жалоба организации, с такой позицией не согласился. В определении от 25.01.2017 N 305-ЭС16-15945 по делу N А41-108121/2015 судьи отметили, что суды низших инстанций применили верное толкование норм статьи 313 ГК РФ, которая допускает возможность исполнение просроченного обязательства на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом, третьим лицом.

    Кроме того, арбитры отметили, что кассация не учла того обстоятельства, что нормы ФЗ о банкротстве определяют законный материальный интерес любого кредитора должника, как наиболее полное итоговое погашение заявленных им требований. Все предоставленные кредиторам права, а также инструменты влияния на ход процедуры несостоятельности направлены на способствование достижению названной цели. В связи с этим, факт погашения задолженности в полном объеме до введения первой процедуры несостоятельности, не свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны организации. В тексте постановления, в частности, сказано:

    Поведение организации носит защитный характер и не направлено на причинение вреда вовлеченным в процесс о несостоятельности лицам, что в целом является ожидаемым от любого разумного участника гражданского оборота и соответствует стандарту добросовестности. Бывшие же работники, напротив, утратили разумный мотив в обжаловании судебных актов по настоящему обособленному спору, главная цель их участия в процедуре банкротства должника достигнута — денежные средства получены.

    3.Заявление о банкротстве может подать не только кредитная организация

    Любая организация или физическое лицо имеет право подать заявление о признании должника несостоятельным (банкротом), введении в отношении него процедуры наблюдения, а также о включении требований в реестр требований кредиторов. Отсутствие у такого заявителя статуса кредитной организации не влияет на такое право. Об этом напомнил в своем решении Верховный суд РФ.

    Суть спора

    Торговая организация обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании акционерного общества несостоятельным (банкротом) и введении в его отношении процедуры наблюдения и включении в третью очередь реестра требований кредиторов задолженности. Кроме того, организация предложила на утверждение кандидатуру временного управляющего из числа членов межрегиональной саморегулируемой организации арбитражных управляющих.

    Решение суда

    Суды трех инстанций отказали организации во введении наблюдения в отношении АО, сославшись на то, что заявитель-торговая компания не выполнила условия, определенные в статье 39 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которым у кредитора возникает право на обращение с заявлением о признании должника банкротом после вступления в законную силу решения суда о взыскании денежных средств. Если же задолженость возникла в результате неисполнения условия кредитного договора, на что прямо указывала организация-заявитель, то у нее должен быть соответствующий статус кредитной организации, так как только для них законодательством предусмотрен специальный порядок.

    Верховный суд, куда обратился кредитор, с такими выводами коллег не согласился. В определении от 12 октября 2016 г. N 306-ЭС16-3611 судьи отметили, что Федеральным законом от 29.12.2014 N 482-ФЗ были внесены изменения в статью 7 ФЗ о банкротстве, в соответствии с которыми теперь право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора — кредитной организации с даты возникновения у должника признаков банкротства, без представления в суд, рассматривающий дело о банкротстве, вступившего в законную силу судебного акта о взыскании возникшего долга в общеисковом порядке. Однако судьи считают, что:

    Читайте так же:  Реестр недобросовестных поставщиков по 44-фз

    Подобное толкование норм статьи 7 ФЗ о банкротстве как обусловливающего возможность обращения с заявлением о признании должника банкротом (без представления судебного акта) только в связи с наличием у заявителя статуса кредитной организации, являлось бы нарушением принципа равенства, поскольку предоставляло бы кредитным организациям ничем не обусловленные преференции при инициировании процедуры банкротства.

    Тогда как, согласно неоднократно высказанной позиции Конституционного Суда РФ, толкование закона правоприменителем не должно приводить к нарушению закрепленного в статье 19 Конституции РФ принципа равенства. Поэтому, в качестве критерия, допускающего возбуждение дела о банкротстве в специальном порядке, суд предложил рассматривать не сам статус кредитной организации, обращающейся с соответствующим заявлением, а реализуемую ею деятельность по осуществлению банковских операций на основании специального разрешения (лицензии) Банка России. Кроме того, суды должны проверять, являются ли требования заявителя следствием реализации специальной правоспособности кредитной организации или связанными с ними требованиями (например, из обеспечительных сделок), и при установлении таковых — разрешать по существу вопрос об их обоснованности и введении процедуры несостоятельности.

    4. Банк убытки акционеров после процедуры банкротства не возмещает

    Акционеры кредитной организации не могут требовать от нее возмещения убытков, причиненных им действиями сотрудников банка, которые привели к процедуре санации. Такие требования не предусмотрены нормами Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», как указал Верховный суд.

    Суть спора

    Несколько коммерческих организаций, которые являлись акционерами АО банка, обратились в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании с банка бытков, которые были причинены действиями сотрудников менеджмента кредитной организации, которые занимались выводом активов и искажали финансовую отчетность, в результате чего оказались размыты доли их акций.

    Решение суда

    Суды трех инстанций во мнениях разошлись, и точку в споре поставил Верховный суд. В определении от 5 декабря 2016 г. N 305-ЭС16-10038 судьи указали, что банк был лишен лицензии и в его отношении была введена процедура наблюдения. По нормам статьи 7 Федерального закона от 27.10.2008 N 175-ФЗ «О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2014 года» приказом ЦБ РФ уставной капитал банка был уменьшен до 1 (одного) рубля. Поэтому, акционеры, владевшие 9,33% и 9,99% акций, не смогли принять участие в приобретении акций дополнительного выпуска, а уставный капитал ответчика был увеличен с помощью привлеченных средств третьих лиц. Поэтому они понесли реальные убытки, так как после санации их доля составила 0,000000001%.

    Однако, Верховный суд пришел к выводу, что:

    Видео (кликните для воспроизведения).

    К спорным отношениям между эмитентом акций и его акционерами не могут быть применены положения статьи 393 Гражданского кодекса РФ, регулирующей возмещение кредитору убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, и положения статей 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, а должны быть применены положения пункта 1 статьи 96 Гражданского кодекса Российской Федерации и аналогичные ему положения пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», согласно которым акционеры не отвечают по обязательствам общества и несут риск убытков, связанных с его деятельностью, в пределах стоимости принадлежащих им акций.

    Поэтому ВС РФ отменил все ранее принятые судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

    О действии свойства преюдициальности судебного решения при рассмотрении вопросов включения в реестр требований кредиторов в рамках производства по делу о банкротстве (Мацкевич П.Н.)

    Дата размещения статьи: 24.10.2017

    В настоящее время явной проблемой нормативного регулирования банкротства является порядок включения в реестр требований кредиторов. Кредиторы должника в рамках производства по делу о банкротстве не могут оспаривать требования кредитора, предъявившего заявление о включении в реестр, если эти требования подтверждены вступившим в законную силу судебным актом.
    Одной из главных целей процедуры банкротства можно назвать справедливое распределение между кредиторами денежных средств, которые могут остаться от реализации имущества должника, признанного банкротом . Наличие у лица права требования к должнику дает ему право на включение в реестр требований, с которым он приобретает статус кредитора в деле о банкротстве. Статус кредитора в деле о банкротстве отличается от статуса кредитора в гражданско-правовом обязательстве . В рамках процедуры банкротства кредитор обладает определенными специальными правами.
    ———————————
    См.: Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М., 2000. С. 87 — 88, 102; Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2013. Т. 1: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права. С. 210 — 211.
    См.: Шишмарева Т.П. Институт несостоятельности в России и Германии. М.: Статут, 2015. С. 107.

    По причине особой важности включения в реестр требований кредиторов закон закрепил процессуальный порядок исследования оснований для этого.
    Пункт 1 ст. 71 и пункт 1 ст. 100 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон «О несостоятельности (банкротстве)») указывают на то, что кредитор в целях включения в реестр вправе предъявить эти требования к должнику в рамках дела о банкротстве.
    ———————————
    См.: Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в ред. от 03.07.2016) // СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

    Рассмотрение вопроса о включении в реестр требований кредиторов, таким образом, представляет собой рассмотрение обособленного спора в рамках дела о банкротстве, на что указывается в пп. 2 п. 15 названного Постановления Пленума.
    ———————————
    В случае отсутствия возражений относительно заявленных требований или при заявлении о включении в реестр требования, подтвержденного судебным решением, спора относительно существа требований в традиционном его понимании не происходит. Однако в этом случае требование рассматривается в рамках судебного заседания, иные кредиторы вправе участвовать в этом заседании, пользоваться процессуальными правами, в том числе заявлять ходатайства и возражения, за исключением возражений, направленных на оспаривание требований. Под рассмотрением обособленного спора следует, скорее, понимать обособленное производство.

    Относительно обособленный спор обладает признаками, которыми обладает спор, разрешаемый в рамках искового производства , в частности, его участниками являются лица с противоположными интересами. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации также отметил, что рассмотрение обособленного спора о включении кредитора в реестр подчиняется общим правилам искового производства .
    ———————————
    Т.П. Шишмарева называет производство о включении в реестр требований кредиторов квазиисковым производством. См.: Шишмарева Т.П. Институт несостоятельности в России и Германии. С. 193.
    См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 12.03.2013 N 15510/12 по делу N А71-13368/2008 // СПС «КонсультантПлюс».

    По своей правовой природе заявление о включении в реестр представляет собой иск, поэтому в нем можно выделить предмет и основание. Предметом его будет являться право на включение в реестр, а основанием — обстоятельства, с которыми закон связывает возникновение этого права, — наличие права требования, которое подлежит установлению судом . Основание иска в данном случае своеобразно, поскольку в него входит особый юридический факт — правоотношение (обязательство), которое служит одним из оснований возникновения правоотношений в рамках процедуры банкротства .
    ———————————
    О представленном здесь понимании предмета и основания иска см.: Гражданское процессуальное право: Учебник / Под ред. М.С. Шакарян. М.: ТК Велби; Проспект, 2004. С. 200 — 201.
    На существование сложных правоотношений, основанием возникновения которых, помимо обыкновенных юридических фактов, может являться также другое правоотношение как юридический факт, указывали О.С. Иоффе и О.А. Красавчиков. См.: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 68.

    Данное обстоятельство входит в предмет доказывания в рамках обособленного спора, и по общему правилу бремя доказывания его наличия лежит на кредиторе-заявителе.
    Возможность включения в реестр требований затрагивает интересы иных кредиторов, поскольку это ведет к уменьшению доли удовлетворения требований последних. В этом смысле происходит столкновение противоположных интересов кредиторов, поэтому законодательство о несостоятельности (банкротстве) должно обеспечить их сбалансированность . Именно этими причинами обусловлена возможность иных кредиторов заявлять возражения относительно предъявленных требований о включении в реестр.
    ———————————
    См.: Эрлих М.Е. Конфликт интересов в процессе несостоятельности (банкротства): правовые средства разрешения: Монография. М., 2014. С. 36.

    Вместе с тем нормы Закона «О несостоятельности (банкротстве)» имеют приоритет перед ст. 69 АПК РФ в силу положения ч. 1 ст. 223 АПК РФ, которая говорит о том, что дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными Законом «О несостоятельности (банкротстве)». Суды по этой причине не принимают возражений кредиторов о невозможности распространения на них свойства преюдициальности судебного решения . Однако расширение субъективных пределов преюдициальности в данном случае видится необоснованным.
    ———————————
    См.: Определение Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.08.2010 N 18АП-6535/2010 по делу N А07-26025/2009 // СПС «КонсультантПлюс».

    Ввиду того что обстоятельства, установленные судебным актом, не могут оспариваться также и лицами, не участвовавшими в производстве по делу, некоторые суды, исходя из предположения о том, что преюдициальности свойственны только ограниченные субъективные пределы, делают вывод о недопустимости квалификации их в качестве преюдициальных и признают в данном случае проявление свойства обязательности судебного решения .
    ———————————
    См.: Определение Верховного Суда РФ от 13.01.2016 N 305-ЭС15-1943 по делу N А40-186427/2013; Постановление ФАС Московского округа от 13.05.2014 по делу N А40-128643/12-101-150 // СПС «КонсультантПлюс».

    Однако получается, что такая обязательность судебного решения не просто требует от лиц, не участвовавших в производстве по делу, сообразовывать свое поведение с данным судебным актом, а прямо влияет на их законные интересы.
    Такое понимание обязательности встречалось в советской теории гражданского процесса , а в настоящее время справедливо подвергается критике. Как указывают А.В. Асосков и Е. Курзински-Сингер, механизм последующего обжалования вступившего в законную силу судебного решения не может быть достаточно эффективным и обеспечить защиту лиц, не привлеченных к участию в деле. Эти лица необоснованно должны предпринять активные действия по защите своих интересов .
    ———————————
    См.: Авдюков М.Г. Судебное решение. М., 1959. С. 189 — 190.
    См.: Асосков А.В., Курзински-Сингер Е. Пределы действия судебных и третейских решений по кругу лиц // Вестник ВАС РФ. 2012. N 2. С. 22.

    Очевидно, что нормативного подкрепления указанное разъяснение Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для судов общей юрисдикции не имело. Однако реорганизованный Верховный Суд Российской Федерации в одном из Обзоров судебной практики подтвердил указанную позицию и отметил, что конкурсные кредиторы вправе обжаловать и судебный акт, принятый судом общей юрисдикции, на основании которого было заявлено требование о включении в реестр требований кредиторов .
    ———————————
    См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации, утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25.11.2015; разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике (вопрос 8) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. N 3. С. 41.

    В указанных случаях интересы не привлекавшихся к участию в деле лиц, на которых в последующем распространяется преюдициальность судебного решения, были косвенно представлены иными лицами. В первом случае защищается общественный интерес, а также одновременно индивидуальные интересы неопределенного круга потребителей . Во втором случае защищается общий интерес лиц, образующих группу.
    ———————————
    О соотношении общественного интереса и интересов неопределенного круга лиц и возможности одновременной их защиты см.: Туманов Д.А. Проблемы защиты общественного интереса в российском гражданском процессе // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 9. С. 5 — 6.

    Библиография

    References (Transliteration)

    Обзор судебной практики по процессуальным вопросам, возникающим при рассмотрении дел о банкротстве

    Арбитражный суд Уральского округа (АС УО) опубликовал 18.03.2019 Обзор судебной практики по процессуальным вопросам, возникающим при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве). Обзор содержит 9 правовых выводов, сделанных АС УО в ходе судебной практики:

      Конкурсный управляющий в рамках дела о банкротстве подал заявление о признании недействительным договора займа, заключенного между должником и физлицом. В ходе рассмотрения обособленного спора в суде первой инстанции управляющий заявил ходатайство об уточнении заявленных требований, в котором указал, что договор займа представляет собой звено цепочки взаимосвязанных сделок, заключенных между аффилированными лицами при злоупотреблении правом, и просил признать указанные сделки недействительными. Суд первой инстанции отказал управляющему в требованиях, суд апелляционной инстанции признал договор займа недействительным.

    Суд кассационной инстанции отменил судебные акты и отправил дело на новое рассмотрение. Кассационный суд указал, что нижестоящие суды не рассмотрели ходатайство управляющего по существу, не вынесли на обсуждение лиц, участвующих в деле, вопрос о юридической квалификации спорных правоотношений с учетом уточнений заявленных требований, не определили состав сторон обособленного спора с учетом цепочки взаимосвязанных сделок, сторонами которых, помимо должника, являлись иные лица.

    Вывод! В случае если при оспаривании договора указано, что он является одним из цепочки взаимосвязанных сделок, суд должен рассмотреть ходатайство об уточнении заявленных требований, определить круг обстоятельств, подлежащих исследованию в рамках такого обособленного спора, и соответствующий состав лиц, участвующих в его рассмотрении.

    Общество обратилось в арбитражный суд с требованием о включении задолженности в реестр требований кредиторов должника и также заявило ходатайство о принятии обеспечительных мер в виде запрета временному управляющему должника проводить первое собрание кредиторов до принятия судебного акта по его требованию. Ходатайство было удовлетворено судом. Позднее определением суда первой инстанции принятые обеспечительные меры были отменены и утвержден конкурсный управляющий.

    [2]

    Это решение было обжаловано в суде апелляционной инстанции. Апелляционный суд возвратил жалобу обществу без рассмотрения в связи с отсутствием права на обжалование определения суда первой инстанции (п. 1 ч. 1 ст. 264 АПК РФ). Суд кассационной инстанции отменил определение апелляционного суда и указал, что апелляционный суд не принял во внимание, что определение суда первой инстанции непосредственно затрагивает права и законные интересы общества как лица, заявившего требования кредитора о включении в реестр требований кредиторов должника. Кроме того, апелляционным судом не было принято во внимание, что заявитель вправе обжаловать судебный акт суда первой инстанции как лицо, заявившее ходатайство о принятии обеспечительных мер, которые отменены обжалуемым определением.

    Вывод! Правом на обжалование судебных актов по вопросам, связанным с принятием обеспечительных мер в деле о банкротстве, обладает лицо, заявившее соответствующее ходатайство, независимо от наличия у него статуса лица, участвующего в деле о банкротстве.

    Кредитор (общество) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании должника (завод) несостоятельным и введении в отношении него процедуры наблюдения. Суд первой инстанции в требовании отказал. С ним согласился суд апелляционной инстанции. Суд кассационной инстанции судебные акты отменил и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

    Кассационный суд указал, что правило о минимальном пороговом значении размера учитываемого требования не должно освобождать должника от введения процедуры несостоятельности при наличии данных, очевидно указывающих на его неплатежеспособность, то есть на прекращение исполнения должником денежных обязательств (абз. 37 ст. 2 закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ), а также на недобросовестность лиц, вовлеченных в спорные правоотношения (определение ВС РФ от 29.03.2018 № 307-ЭС17-18665).

    Общество, обосновывая свои требования, указало на наличие у завода признаков объективного банкротства (превышение совокупного размера обязательств должника над реальной стоимостью его активов), а также сослалось на значительное количество исполнительных производств, возбужденных в отношении должника, и неисполнение заводом обязательств в рамках данных исполнительных производств. Кроме того, после подачи обществом заявления в арбитражный суд последовательно было подано еще 8 заявлений различных кредиторов о признании завода банкротом.

    Вывод! При рассмотрении вопроса о введении в отношении должника процедуры банкротства (при наличии нескольких заявлений о признании должника банкротом) суд оценивает доводы первого заявителя о фактической неплатежеспособности должника с учетом всех поданных и принятых к рассмотрению заявлений.

    Кроме вышеуказанных в обзор вошли следующие правовые выводы:

    ВС опубликовал обзор судебной практики по делам о банкротстве

    Верховный суд обобщил практику, связанную с участием налоговой инспекции и других уполномоченных органов в делах о банкротстве и процедурах банкротства.

    Обзор подготовлен взамен постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.06 № 25 «О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве», которое отменено 20 декабря.

    [3]

    В обзоре приводится 28 правовых позиций. Например, Верховный суд разъяснил, что:

    • уполномоченный орган может инициировать процедуру банкротства юридического лица из-за долгов по страховым взносам, которые взысканы в бесспорном порядке;
    • денежные требования, связанные с федеральными государственными контрактами, предъявляет уполномоченный орган;
    • штрафы за налоговые правонарушения признаются текущими платежами, если должник совершил правонарушение после возбуждения дела о банкротстве;
    • требование об уплате страховых взносов в Пенсионный фонд удовлетворяется в том же режиме, что требования о зарплате;
    • исполнение обязательств по уплате обязательных платежей в принудительном внесудебном порядке не является основанием для признания этих действий недействительными на основании пункта 3 статьи 61.3 Закона от 26.10.02 № 127-ФЗ;
    • переход статуса заявителя по делу о банкротстве к другому лицу не дает ему права пересмотреть кандидатуру арбитражного управляющего, которую предложил первый заявитель.

    Проект постановления Пленума Верховного Суда — банкротство

    Александр Чижов

    Арбитражный управляющий

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ №
    г. Москва 201_ г.

    О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с банкротством

    4. По смыслу части 1 статьи 195 УК РФ, сокрытием имущества, имущественных прав и имущественных обязанностей, сведений об имуществе, его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, имущественных правах и обязанностях должно признаваться неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязанности сообщить об имуществе, имущественных правах и имущественных обязанностях должника, которые подлежат учету при удовлетворении имущественных требований кредиторов.

    5. Под передачей имущества во владение иным лицам (часть 1 статьи 195 УК РФ) следует понимать предоставление имущества иным лицам без выбытия из собственности субъекта предпринимательской деятельности для временного использования по назначению (например, по договорам аренды, лизинга). При этом предметом передачи могут выступать только такие активы, которые имеют материально-вещественную форму.
    Передача имущества во владение иным лицам, в отличие от сокрытия имущества, не сопровождается фальсификацией бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя.

    6. Отчуждением имущества в части 1 статьи 195 УК РФ следует признавать совершение гражданско-правовых сделок по распоряжению активами, в результате которых они выбывают из собственности и списываются с бухгалтерского учета субъекта предпринимательской деятельности, если отчуждение имущества осуществляется безвозмездно или влечет за собой неэквивалентное в сложившихся рыночных условиях встречное исполнение обязательства.
    Суды должны исходить из того, что отчуждение имущества в счет погашения фиктивной кредиторской задолженности подлежит квалификации по части 1 статьи 195 УК РФ.
    Если сделка по отчуждению имущества должника была направлена на удовлетворение действительных имущественных требований отдельного кредитора заведомо в ущерб другим кредиторам, содеянное надлежит квалифицировать по части 2 статьи 195 УК РФ.

    7. Под уничтожением имущества в части 1 статьи 195 УК РФ следует понимать полное разрушение имущества, имеющего материально-вещественную форму, либо приведение такого имущества в состояние, не позволяющее использовать по назначению, когда его восстановление становится невозможным либо экономически нецелесообразным.

    8. Под сокрытием, уничтожением, фальсификацией бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя, по смыслу части 1 статьи 195 УК РФ следует понимать действия, направленные на искажение сведений о хозяйственном положении или финансовом состоянии субъекта предпринимательской деятельности, затрудняющие или делающие невозможным обнаружение имущества должника, вследствие чего требования кредиторов по завершении конкурсного производства могут остаться неудовлетворенными.
    Если сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя является способом сокрытия имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях, когда эти действия совершены при наличии признаков банкротства и причинили крупный ущерб, содеянное не образует совокупности преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 195 УК РФ.

    13. Неправомерные действия при банкротстве и преднамеренное банкротство в зависимости от конкретных обстоятельств дела считаются оконченными, в частности, с момента:
    – даты заключения договора об отчуждении имущества должника;
    – даты регистрации права собственности на неправомерно отчужденное недвижимое имущество должника;
    – даты последнего платежа при неправомерном удовлетворении имущественных требований отдельных кредиторов;
    – даты возникновения фиктивного права требования по денежным обязательствам, возникшим в результате фальсификации документов бухгалтерского учета;
    – даты составления арбитражным управляющим акта инвентаризации с сокрытием сведений об имуществе должника;
    – даты регистрации юридического лица, получившего в качестве вклада в уставный капитал имущество должника.

    14. Субъектом преступлений, предусмотренных частями 1 и 2 статьи 195 УК РФ, статьей 196 УК РФ, является индивидуальный предприниматель, учредитель (участник) или руководитель юридического лица, в том числе отстраненный от должности.
    Сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя (часть 1 статьи 195 УК РФ), могут быть также совершены лицом, отвечающим за ведение бухгалтерского учета, наделенным правом подписи первичных учетных документов юридического лица или индивидуального предпринимателя.
    К субъектам преступления, предусмотренного частью 3 статьи 195 УК РФ, могут быть отнесены любые лица, незаконно препятствующие деятельности арбитражного управляющего либо временной администрации кредитной или иной финансовой организации.

    15. Под индивидуальным предпринимателем в статьях 195 и 196 УК РФ следует понимать гражданина, занимающегося предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, с момента его государственной регистрации в этом качестве (статья 23 ГК РФ), в том числе главу крестьянского (фермерского) хозяйства (статьи 16, 17 Федерального закона от 11 июня 2003 года № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»).

    17. Исходя из части 3 статьи 17 УК РФ в том случае, если неправомерные действия при банкротстве или преднамеренное банкротство совершены должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, содеянное подлежит квалификации по статье 195 или по статье 196 УК РФ.

    21. Рекомендовать судам при рассмотрении дел о преступлениях, связанных с банкротством, устанавливать обстоятельства, способствовавшие совершению таких преступлений, нарушения прав и свобод граждан, а также нарушения законодательства Российской Федерации и в соответствии с частью 4 статьи 29 УПК РФ в каждом конкретном случае выносить частные постановления (определения), обращая внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер для их устранения.

    Председатель Верховного Суда
    Российской Федерации В.М. Лебедев

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Секретарь Пленума, судья
    Верховного Суда
    Российской Федерации В.В. Момотов

    Источники


    1. Липшиц, Е.Э. Законодательство и юриспруденция в Византии в IX-XI вв. Историко-юридические этюды / Е.Э. Липшиц. — М.: Наука, 2013. — 248 c.

    2. Кудрявцев И. А., Ратинова Н. А. Криминальная агрессия; Издательство МГУ — Москва, 2013. — 192 c.

    3. Каутский, К. Аграрный вопрос; Киев: Пролетарий, 2012. — 330 c.
    4. Прессман, Л.П. Кабинет литературы / Л.П. Прессман. — М.: Просвещение; Издание 2-е, доп., 2014. — 144 c.
    5. Краткий курс по теории государства и права. Учебное пособие. — М.: Окей-книга, Рипол Классик, 2016. — 144 c.
    Обзор судебной практики по процессуальным вопросам, возникающим при рассмотрении дел о банкротстве
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here