Во всех видах гражданского процесса аудиозапись станет обязательной

Полная информация на тему: "Во всех видах гражданского процесса аудиозапись станет обязательной" в помощь грамотному гражданину.

Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

В прошлом году был подписан закон, который признал обязательность отнесения фотоматериалов, а также материалов видео- и звукозаписи к доказательствам по делу об административном правонарушении (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ). Эти положения распространяются исключительно на административный процесс, тогда как в гражданском процессе вопрос о признании аудиоматериалов допустимым доказательством все еще остается на усмотрении суда (ст. 55, ст. 59, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса). Но на данный момент складывающаяся практика довольно противоречива.

Чаще всего суды отказываются принимать аудиозаписи в качестве доказательств, ссылаясь на то, что их достоверность нельзя проверить надлежащим образом. Например, истец представил звуковые файлы, записанные на обычном компакт-диске. Суд отметил, что эта фонограмма получена не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписана с иного носителя (телефона и/или диктофона) – следовательно, верность такой фонограммы-копии не может быть надлежаще проверена и удостоверена. В итоге представленная аудиозапись была признана недопустимым доказательством (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 15 сентября 2016 г. по делу № 33-15582/2016).

Имеет ли пациент право вести запись приема и рекомендаций на диктофон, предупредив об этом врача заранее, даже если врач против записи? Ответ на этот и другие практические вопросы – в «Базе знаний службы Правового консалтинга» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Действительно, закон содержит запрет на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 2 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации»; далее – закон об информации). Более того, за незаконный сбор сведений о частной жизни лица без его согласия и за нарушение тайны телефонных переговоров и иных сообщений гражданина установлена уголовная ответственность вплоть до лишения свободы до двух лет (ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138 Уголовного кодекса). Поэтому о проведении аудиозаписи, по мнению отдельных судов, необходимо обязательно уведомлять своего собеседника (решение Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014).

Недавно Верховный суд Российской Федерации высказал свою позицию по этому вопросу и вынес определение, которым признал право на использование материалов скрытой аудиозаписи в качестве доказательства в гражданско-правовом споре (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18). Рассмотрим это дело подробнее.

Суть спора

24 января 2011 г. С. и Р. заключили договор займа, по условиям которого С. предоставила Р. 1,5 млн руб. на три года с начислением 20% годовых, а Р. обязался в указанный срок вернуть сумму займа с процентами.

В период с 18 августа 2011 г. по 10 марта 2012 г. на счет С. в счет погашения долга были переведены денежные средства в размере 128 тыс. руб., но затем платежи прекратились.

С. обратилась в суд с иском к Р. и его бывшей супруге Е., поскольку на момент получения займа они состояли в браке. В своем исковом заявлении С. ссылалась на то, что денежные средства были предоставлены ею по просьбе Р. и Е. на общие нужды семьи – в подтверждение она представила аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е. от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также участвовал Р., и расшифровки этих аудиозаписей.

Районный суд признал долг общим обязательством ответчиков и отметил, что представленная С. аудиозапись подтверждает, что заем был предоставлен Р. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности). В итоге требуемая сумма была разделена между Р. и Е. поровну (решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14 декабря 2015 г. по делу № 2-2622/2015).

Однако Е., считая, что не обязана отвечать по долгам бывшего мужа, обжаловала это решение, и апелляция встала на ее сторону – вся сумма была взыскана с Р. (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу № 33-798/2016). Представленная истцом аудиозапись, по мнению суда, являлась недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е. (ч. 8 ст. 9 закона об информации).

Понимая, что взысканная с Р. сумма окажется для него неподъемной, С. обратилась в ВС РФ с требованием отменить апелляционное определение и взыскать долг с обоих супругов.

Позиция ВС РФ

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18.
Требование заявителя: Учесть скрытую аудиозапись в качестве доказательства того, что заем был предоставлен ответчикам на общие нужды семьи.
Суд решил: В обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, истец вправе ссылаться на скрытую аудиозапись беседы с ними.

Суд поддержал коллег из районного суда, напомнив, что ГПК РФ относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). При этом лицо, намеревающееся использовать их в качестве доказательства в суде, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась аудиозапись (ст. 77 ГПК РФ).

ВС РФ отметил, что истец представил исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Е. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с С.

Таким образом, сделал вывод Суд, заключение апелляции о том, что представленные аудиозаписи являются недопустимым доказательством, незаконно.

Более того, продолжил ВС РФ, нельзя было применять в данном случае и положения о запрете на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 8 ст. 9 закона об информации). Апелляция указывала на то, что запись разговора между С. и Е. была сделана без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Е., что недопустимо. Однако ВС РФ подчеркнул, что аудиозапись была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, – а запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

Читайте так же:  Проверки гибдд автошкол для лицензии будут проводиться по новым правилам

В результате ВС РФ отменил обжалуемое апелляционное определение.

Позиция юристов

В целом, эксперты поддерживают вывод ВС РФ, отмечая, что часто аудиозапись является единственным доказательством, позволяющим добросовестной стороне подтвердить свою позицию в суде. Однако, по мнению некоторых специалистов, все же стоит отдельно уточнить, как действия заявителей в подобных спорах соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ). А также решить, требует ли отдельной корректировки баланс между субъективными правами и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком.

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры:

[3]

«Отрадно, что ВС РФ решил разобраться с таким нелегким вопросом, как возможность использования в качестве доказательств аудиозаписи, на которой зафиксированы сведения о лицах, которые не давали своего согласия на такую фиксацию. Судьи выделили два критерия допустимости скрытой аудиозаписи: по субъекту, осуществлявшему запись, и по содержанию записи. При таком подходе, отраженном в определении, права другого лица не нарушаются. Если же в записях также имеются сведения о частной жизни, то пострадавший имеет в арсенале все доступные средства для защиты своего нарушенного права за вторжение в личную сферу, в том числе процессуальные (ст. 185 ГПК РФ)».

Елена Мякишева, адвокат Юридической группы «Яковлев и Партнеры»:

«Подход ВС РФ в данном вопросе поддерживаю полностью. Практика показывает, что иногда такая аудиозапись является единственной возможностью доказать свою правоту в суде. Лица, находящиеся в доверительных отношениях (родственники, друзья) часто не оформляют документы, надеясь на порядочность другой стороны. В результате они оказываются ни с чем, если их «контрагент» уклоняется от добросовестного исполнения своих обязательств. В этом случае аудиозапись – единственный шанс, так как наедине люди никого не боятся и говорят то, что не скажут при свидетелях и уж точно не подтвердят в судебном порядке.

Нарушения прав другого лица в данном случае я не вижу: ответчик, пытаясь прикрыться нормами о тайне частной жизни, ведет себя недобросовестно, злоупотребляя правом. При этом записанный разговор касается не личных, интимных тайн, а имущественных правоотношений сторон, которые являются предметом открытого судебного разбирательства».

Сергей Карпушкин, юрист практики «Разрешение споров» юридической фирмы «Борениус»:

«Обычно стороны не планируют судиться друг с другом. Часто многие договоренности не оформляются документально. Прежний сверхконсервативный подход судебной практики к аудиозаписям оставлял безоружной добросовестную сторону, которая к моменту принятия решения об обращении в суд, как правило, сталкивалась с нехваткой доказательств. В судебном споре оппоненты используют все возможные аргументы, включая ссылки на исковую давность и отрицание каких-либо незадокументированных договоренностей, даже если еще вчера наличие долга признавалось. В таких случаях аудиозаписи нередко являются единственным доказательством.

[2]

ВС РФ определил критерии их допустимости: а) осуществление записи лицом, участвующим в коммуникации, б) фиксация обстоятельств, связанных со спорным правоотношением сторон. Позиция ВС РФ должна развеять сомнения нижестоящих судов относительно законности аудиозаписей в арсенале доказательств спорящих сторон. При этом судам придется овладеть искусством оценки этого специфического типа доказательств: чтобы избежать возможных злоупотреблений, необходимо тщательно анализировать значение слов в контексте конкретной беседы, учитывать интонацию, которая может изменить буквальный смысл произнесенного и т. д.».

Роман Беланов, руководитель проектов компании «Хренов и партнеры»:

«Закон действительно допускает использование в качестве доказательств в гражданском процессе аудиозаписей. Однако в подавляющем большинстве случаев в судебных заседаниях оспаривается подлинность произведенных записей, а значит и сведений, которые в них содержатся.

Фоноскопические экспертизы подлинности записей очень сложны, затянуты и дороги и почти всегда не могут точно ответить на вопрос: кем именно были произнесены слова на записи? Это связано с рядом технических факторов, в том числе и с использованием конкретных средств записи (в частности, мобильный телефон не обеспечит того нужного качества записи, который может дать профессиональный диктофон). Поэтому, даже при наличии аудиозаписей суды нередко не могут установить их подлинность и именно поэтому не ссылаются на них как доказательство.

Но в деле, которое рассматривалось ВС РФ, была неспецифическая ситуация, так как подлинность записи не оспаривалась. Поэтому в этом деле Суд обоснованно рассматривал такую запись как допустимое доказательство».

Анастасия Малюкина, юрист адвокатского бюро Forward Legal:

«Позиция, отраженная в определении ВС РФ, не является принципиально новой. В 2015 году тот же состав судей, ссылаясь на те же аргументы, признал допустимым доказательством видеозапись разговора, сделанную без согласия второго участника и позднее представленную в суд, чтобы подтвердить безденежность договора займа (определение ВС РФ от 14 апреля 2015 г. по делу № 33-КГ15-6). Вместе с тем, дело С. имело свои нюансы и очень жаль, что судебная коллегия обошла их стороной, включая вопрос о том, как действия истца соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров.

С точки зрения закона сделанная тайно аудио- или видеозапись не становится автоматически недопустимым доказательством. Законодатель всегда ищет баланс между субъективными правами, с одной стороны, и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела, с другой. Рассматриваемое определение – хороший повод для дискуссии о том, требует ли этот баланс корректировки в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком».

Аудиозапись судебного заседания в гражданском процессе станет обязательной с 1 сентября

frank11/ Depositphotos.com

С 1 сентября 2019 года вводится обязательное аудиопротоколирование судебного заседания в гражданском процессе в судах первой и апелляционной инстанции; участвующие в деле лица и их представители будут вправе знакомиться с аудиозаписью и подавать на нее замечания (Федеральный закон от 29 июля 2018 г. № 265-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Также внесены поправки в Арбитражный процессуальный кодекс, Гражданский процессуальный кодекс и Кодекс административного судопроизводства, согласно которым основным способом формирования состава суда станет использование автоматизированной информационной системы. Иной порядок формирования суда допускается только в случае невозможности функционирования в суде автоматизированной информационной системы. Про аналогичные изменения в Уголовно-процессуальный кодекс мы писали ранее.

Читайте так же:  Как определить размер компенсации морального вреда

Кроме того, в КАС РФ и ГПК РФ закреплен процессуальный статус помощника судьи (по аналогии с АПК РФ), а также предусмотрена возможность перехода из предварительного судебного заседания в основное судебное заседание в случае отсутствия препятствующих этому обстоятельств.

Публикации

Верховный суд (ВС) РФ разрешил представлять в процесс аудиозаписи разговоров, сделанных без предупреждения. Суд отметил, что запрет на фиксацию информации без предупреждения не распространяется на случаи, когда запись ведет одна из сторон диалога и если беседа касается спорных взаимоотношений между ними, дошедших до суда. В таких случаях аудиозапись должна признаваться судами допустимым доказательством, указал ВС РФ.

Суть жалобы

Судебный спор касался данных в долг 1,5 миллиона рублей, которые занимающие не смогли отдать. Судебные инстанции поддерживали то одну, то другую сторону и, в конце концов, дело дошло до Верховного суда РФ.

Кредитор помимо договора займа и расписок представила в суд дополнительные доказательства — аудиозаписи телефонных переговоров между ней и заемщиками, а также их расшифровку. Суд первой инстанции, удовлетворяя требования, опирался как раз на эту запись, которая подтверждала, что бывшие на тот момент супругами ответчики брали деньги в долг совместно на общие нужды семьи. Однако суд апелляционной инстанции посчитал, что доказательств согласия обоих членов семьи на заем нет, равно как и нет подтверждений, что крупная денежная сумма нужна была им двоим для совместных нужд. Аудиозапись же суд счел ненадлежащим доказательством, сославшись на то, что ответчики не знали о записи разговора и не давали на это согласия.

Таким образом, по мнению Тверского областного суда, аудио-фиксация представлена в суд с нарушением норм процессуального права о представлении таких доказательств. Однако Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ посчитала, что областной суд допустил существенные нарушения норм материального права и процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных законных интересов заявительницы.

Аудиозаписи в числе доказательств

Доказательствами по делу, в соответствии с частью 1 статьи 155 ГПК РФ, являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, напоминает ВС. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов, констатировал он.

«Лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (статья 77 ГПК РФ). Таким образом, аудиозаписи отнесены Гражданским процессуальным кодексом РФ к самостоятельным средствам доказывания», — говорится в определении. Суд посчитал, что истица вправе ссылаться на аудиозапись разговора с ответчиками, чтобы обосновать свою позицию и доказать, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов.

ВС также отметил, что кредитор представила в процесс исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а ответчик не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров.

«Исходя из изложенного, вывод суда апелляционной инстанции о том, что представленные истицей аудиозаписи не соответствуют требованиям о допустимости доказательств, не основан на законе», — пришел к выводу суд.

Тайные записи

Областной суд, приходя к выводу о недопустимости аудиозаписи телефонного разговора, ссылался на пункт 8 статьи 9 федерального закона от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации». Эта норма запрещает требовать от гражданина (физического лица) предоставлять информацию о его частной жизни, в том числе ту, которая составляет личную или семейную тайну. Также положение запрещает получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между участницами судебного спора была сделана истицей без уведомления ответчицы о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли заемщицы, что недопустимо.

Однако, как указал ВС РФ, суд не учел, что запись телефонного разговора была произведена одной из участниц диалога. Кроме того, зафиксирована была часть беседы, которая касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами.

«В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется», — отмечает ВС РФ.

Он отменил решение апелляционной инстанции и вернул дело на новое рассмотрение в областной суд.

Обязан ли суд вести аудиозапись судебного заседания?

скажите пожалуйста обязан ли суд вести аудиозапись судебного заседания? если да томеня интересует номер закона и название кодекса где это прописано.

Ответы юристов ( 3 )

Здравствуйте.Суд не производит запись заседания, достаточно того что секретарь водит протокол судебного заседания

Согласно положениям ст. 155 Арбитражного процессуального кодекса РФ «В ходе каждого судебного заседания арбитражного суда первой инстанции, а также при совершении отдельных процессуальных действий вне судебного заседания ведется протоколирование с использованием средств аудиозаписи и составляется протокол в письменной форме»

Согласно положениям статьи 230 Гражданского процессуального кодекса РФ «Протокол составляется в судебном заседании или при совершении отдельного процессуального действия вне заседания секретарем судебного заседания. Протокол составляется в письменной форме. Для обеспечения полноты составления протокола суд может использовать стенографирование, средства аудиозаписи и иные технические средства.»

Соответственно, суд обязан вести аудиофиксацию судебного заседания и отражать это в протоколе судебного заседания.

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 N 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов»
п. 18 При наличии технической возможности судам надлежит осуществлять фиксацию хода судебного разбирательства с использованием средств аудиозаписи и иных технических средств.
Таким образом, в случае отсутствия технической возможности — не обязан.

Аудиозапись в суде станет обязательной

Видео (кликните для воспроизведения).

С 1 сентября 2019 года аудиозапись в суде станет обязательной, также изменится порядок формирования суда и поменяется статус помощников судей. Соответствующий законопроект Президента РФ 12 июля Госдума приняла во втором чтении. Изменения вносятся в Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

Читайте так же:  Типовой устав ооо - утвержденные образцы

Председатель думского Комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников рассказал, что вводится обязательная аудиозапись судебного заседания в суде первой и апелляционной инстанций, а также участники судебного разбирательства наделяются правом знакомиться не только с протоколом судебного заседания, но и с аудиозаписью судебного заседания и подавать на неё замечания.

Судебные заседания будут записывать

Кроме того, в качестве основного способа формирования состава суда устанавливается использование автоматизированной информационной системы с учётом нагрузки и специализации судей, при этом допускается формирование состава суда в ином порядке, исключающем влияние на его формирование лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства. Но это только в том случае, если автоматическая система перестанет функционировать.

Также в Уголовно-процессуальном кодексе РФ закрепляется процессуальный статус помощника судьи по аналогии со статусом и полномочиями помощника судьи, закреплёнными в Административно-процессуальном кодексе РФ.

Теперь помощник сможет оказывать помощь судье в подготовке и организации судебного заседания, в подготовке проектов судебных решений, а также по ведению протокола судебного заседания и обеспечению контроля за фиксированием хода судебного заседания техническим средствами, проверке явки в суд лиц — участников судебного заседания.

«Нововведения помогут улучшить организационное обеспечение и эффективность осуществления судопроизводства, повысить открытость правосудия и независимость судов», — сказал Крашенинников.

Обязательная аудиозапись в судах становится реальностью

Поправками в процессуальные кодексы вводится обязательная аудиозапись судебных заседаний по гражданским и уголовным делам в судах первой и апелляционной инстанций (за исключением закрытых процессов). Также устанавливается возможность подачи замечаний относительно неточности и неполноты аудиозаписи.

При рассмотрении гражданских и административных дел в целях процессуальной экономии устанавливается возможность перехода из предварительного судебного заседания в основное судебное заседание в случае отсутствия препятствующих этому обстоятельств. Это будет возможно только при согласии сторон, если в предварительном судебном заседании присутствуют участвующие в деле лица. Либо если эти лица отсутствуют, но они извещены о времени и месте предварительного заседания и просят рассмотреть дело по существу в их отсутствие. Исключение составят случаи, когда требуется коллегиальное рассмотрение дела.

Кроме того, вводится новый порядок распределения дел между судьями. В качестве основного способа формирования состава суда с учетом нагрузки и специализации судей устанавливается использование автоматизированной информационной системы. В случае невозможности функционирования в суде АИС допускается формирование состава суда иным способом при условии, что будет исключено влияние на его формирование лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства.

В УПК, ГПК и КАС вносятся изменения, закрепляющие процессуальный статус помощника судьи по аналогии со статусом и полномочиями помощника судьи, закрепленными в Арбитражном процессуальном кодексе РФ. Помощник судьи наделяется полномочиями по оказанию помощи судье в подготовке и организации судебного заседания, в подготовке проектов судебных решений, а также по ведению протокола судебного заседания, обеспечению контроля за фиксированием хода судебного заседания техническими средствами, проверке явки в суд участников заседания.

Кроме того, вводится новое дисциплинарное взыскание для судей – понижение в квалификационном классе. Эта мера будет применяться за существенное нарушение положений закона о статусе судей или Кодекса судейской этики в том случае, если судья ранее уже подвергался дисциплинарному взысканию. Провинившегося судью ККС будут возвращать на ту квалификационную ступеньку, где он находился до присвоения текущего класса.

Уточняется, что взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи может налагаться в исключительных случаях за существенное, виновное, несовместимое с высоким званием судьи нарушение положений материального права или процессуального законодательства, Закона о статусе судей или Кодекса судейской этики при осуществлении правосудия. Оно может быть применено к судье, который ранее уже подвергался дисциплинарному взысканию, и только при наличии жалобы участника процесса о нарушении его прав незаконными действиями судьи, носящими систематический или грубый характер, которые повлекли искажение принципов судопроизводства и установлены судебным актом.

Одновременно предлагается исключить право председателя соответствующего или вышестоящего суда на внесение представления о досрочном прекращении полномочий судьи, оставляя данное право только органам судейского сообщества.

Предусматривается изменение роли глав судов при назначении судей. Положительное решение ККС по кандидатуре судьи будет направляться председателю суда, который обязан в течение 20 дней внести его в установленном порядке (сейчас председатель вносит представление только в случае своего согласия с решением коллегии). Это призвано снизить «неофициальное влияние» на отбор кандидатов в судьи со стороны руководителей судов – вновь назначенный служитель Фемиды сможет не чувствовать себя в долгу перед председателем.

Поправки должны вступить в силу с 1 сентября 2019 года.

МОСКВА, 27 мар — РАПСИ. Президент РФ Владимир Путин внес на рассмотрение Государственной Думы целый ряд поправок в процессуальные кодексы, согласно которым, в частности, предлагается установить обязательное ведение аудиозаписи на судебных заседаниях по гражданским и уголовным делам в судах первой и апелляционной инстанций. Текст документа размещен в электронной базе данных нижней палаты парламента.

В случае неполноты или неточности аудиозаписи, согласно законопроекту, предусмотрена возможность подачи замечаний в течение трех дней после подписания протокола судебного заседания.

Помимо этого при рассмотрении гражданских и административных дел в целях оптимизации судебного процесса предлагается установить возможность перехода из предварительного судебного заседания в основное заседание в случае отсутствия препятствующих этому обстоятельств.

Также для формирования состава судов предусматривается использование автоматизированной информационной системы. Такой способ, как говорится в пояснительной записке, исключит влияние лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства, на судебный процесс и позволит укрепить самостоятельность и независимость судей. В случае невозможности функционирования в суде автоматизированной информационной системы допускается формирование состава суда иным способом при условии, что будет исключено влияние на его формирование лиц, заинтересованных в исходе судебного разбирательства.

Кроме того, предлагается унифицировать положения процессуального законодательства, касающиеся закрепления процессуального статуса помощника судьи. Такие нормы уже содержатся в Арбиражном процессуальном кодексе РФ. Аналогичные положения предлагается включить в Гражданский процессуальный кодекс (ГПК) РФ и в Кодекс административного судопроизводства (КАС) РФ.

«Внесение предлагаемых изменений в Гражданский процессуальный кодекс РФ, Арбитражный процессуальный кодекс РФ и Кодекс административного судопроизводства РФ будет способствовать повышению объективности, независимости и прозрачности судебной системы», — отмечается в пояснительной записке к документу.

Читайте так же:  Кс позволил отстранять при банкротстве только руководителя по должности

В случае принятия законопроекта он вступит в силу с 1 января 2019 года.

Аудиозапись гражданского процесса станет обязательной с 1 сентября

С 1 сентября 2019 года вводится обязательное аудиопротоколирование судебного заседания в гражданском процессе в судах первой и апелляционной инстанции; участвующие в деле лица и их представители будут вправе знакомиться с аудиозаписью и подавать на нее замечания (Федеральный закон от 29 июля 2018 г. № 265-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Также внесены поправки в Арбитражный процессуальный кодекс, Гражданский процессуальный кодекс и Кодекс административного судопроизводства, согласно которым основным способом формирования состава суда станет использование автоматизированной информационной системы. Иной порядок формирования суда допускается только в случае невозможности функционирования в суде автоматизированной информационной системы. Про аналогичные изменения в Уголовно-процессуальный кодекс мы писали ранее.

Кроме того, в КАС РФ и ГПК РФ закреплен процессуальный статус помощника судьи (по аналогии с АПК РФ), а также предусмотрена возможность перехода из предварительного судебного заседания в основное судебное заседание в случае отсутствия препятствующих этому обстоятельств.

Долой бумажные протоколы! Всех аудио- и видеозаписать!

9 июня на церемонии открытия нового здания Арбитражного суда Республики Татарстан, оснащенного по последнему слову техники, Председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев отметил важность аудио- и видеопротоколирования и заявил (очевидно, выразив позицию ВС), что при аудиозаписи письменный протокол утрачивает свое значение, а поэтому его надо упразднить, внеся в Госдуму соответствующий законопроект. Руководитель ВС также выразил удивление, что «некоторые представители институтов гражданского общества говорят: не нужен видеопротокол», хотя, по его словам, этот формат не лишний, так как «наглядно демонстрирует, что же в действительности происходило».

Второстепенный, но важный

Не ясно, относились ли слова об отмене протоколов только к цивильному процессу, или же речь шла в том числе и об уголовном и административном судопроизводстве, но идея полной отмены бумажного прокола, тем более высказанная главой высшего суда, весьма революционна. Даже в «продвинутом» в этом смысле АПК РФ, который с 2010 года предусматривает обязательную аудиозапись каждого судебного заседания, бумажный протокол не упразднен, хотя и имеет второстепенное значение. Более того, в уже принятых в первом чтении Госдумой законопроектах об обязательной видеозаписи судебных заседаний в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве не говорится об отмене письменного протокола.

Письменный протокол с точки зрения любого процессуального кодекса — это, с одной стороны, доказательство, с другой стороны, гарантия процессуальных прав участников споров и основных процессуальных принципов. Институт принесения замечаний на письменный протокол в случае его искажения — средство восстановить действительный ход заседания. Может ли аудиозапись судебного заседания (аудиопротокол) иметь такое же значение, как письменный протокол, и есть ли преимущества у письменного протокола перед аудиопротоколом?

По смыслу действующего российского законодательства, согласно сложившейся судебной практике и в теории процесса, письменный протокол — это не стенограмма, в нем должны отражаться не все, а лишь ключевые моменты судебного заседания, в этом его отличие от сплошной фиксации и его преимущество. Кроме того, это относительно дешевый способ протоколирования, а в текущей экономической ситуации стоимость внедрения того или иного новшества должна иметь значение. В то же время, например, в арбитражном процессе как раз из-за наличия аудиозаписи письменный протокол практически утратил свое значение документа, отражающего важнейшие моменты хода заседания, и зачастую совершенно не соответствует требованиям ст.155 АПК РФ относительно его содержания, представляя собой «пустышку» (дата, время начала–окончания заседания, сведения о представителях). Такой документ уж точно не является гарантией процессуальных прав тяжущихся.

Представляется, что накопленный арбитражными судами опыт работы с аудиопротоколами позволил бы учесть эти требования и при упразднении письменного протокола как минимум не понизить, а в идеале — усилить гарантии прав участников споров. Однако в условиях, когда обязательная аудиозапись в принципе не предусмотрена в УПК РФ и в ГПК РФ (а с учетом идеи ввести пока только тотальную видеофиксацию режим обязательного аудиопротоколирования может оказаться под вопросом в административном и арбитражном процессе), говорить об отмене письменного протокола, по крайней мере, преждевременно.

Разумные ограничения

Суды не ведут статистику на предмет того, как часто в арбитражных судах стороны запрашивают протоколы судебного заседания в том или ином виде. Но можно предположить, что их вряд ли требовали по тем делам, по которым не обжаловались судебные акты. При том что в 2015 году только 20% решений арбитражных судов первой инстанции было обжаловано в апелляционном порядке, возникает вопрос: для чего в таком случае тратятся средства налогоплательщиков, если аудиозаписи не востребованы?

В этой связи представляет интерес порядок получения доступа к аудиозаписи в Великобритании, где тотальное аудиопротоколирование не предусмотрено, но может вестись по инициативе суда. Участники дела также вправе попросить о записи предстоящего длительного заседания или конкретной его части. Они могут прослушать аудиозапись или получить ее расшифровку, но материальный носитель предоставляется в исключительных случаях (например, когда есть сомнения в правильности расшифровки). Соответствующие итерации подлежат обязательной предварительной оплате. Представляется, что это подход зрелой правовой системы: записывать не все, а лишь что-то очень важное (с точки зрения сторон или суда) и выдавать в дальнейшем за плату.

Возможно, стоит попробовать реализовать идею Верховного суда в тестовом режиме — в некоторых судах или по отдельным делам, но при обязательном согласии их участников или, например, только в делах с участием профессиональных представителей, а уже после эксперимента проанализировать итоги. Вполне возможно, что с учетом специфики споров в арбитражных судах, участников которых в подавляющем большинстве случаев представляют профессиональные юристы, отмена бумажного протокола не понизит процессуальных гарантий. Так же как и по делам, рассматриваемым в соответствии с КАС РФ. Однако совершенно иная ситуация имеет место в гражданском и уголовном процессе.

Не следует обходить и вопрос целесообразности. Например, с учетом круга дел, рассматриваемых мировыми судьями, затраты на оснащение их залов заседаний средствами аудио-, а тем более видеофиксации вообще несоизмеримы. В любом случае идея скоропостижного внесения в Госдуму законопроекта об отмене письменного протокола в гражданском и уголовном процессах и принятия соответствующего закона не выглядит разумной. По-прежнему большая часть судов общей юрисдикции не имеет соответствующего технического оснащения. В чем же необходимость уже сейчас править процессуальные кодексы? Опять соответствующие идеи рождаются кулуарно, без серьезной проработки и обсуждения с заинтересованными представителями юридического сообщества.

Читайте так же:  Ежегодный основной оплачиваемый отпуск памятка для работодателя и работника

Резюмируя сказанное, отметим, что предложение упразднить письменный протокол судебного заседания не лучшая законодательная инициатива не только применительно к гражданскому и уголовному процессу. В уголовном и гражданском процессе делать это совершенно преждевременно до как минимум реализации положений Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2013–2020 годы» в части оснащения всех залов судебных заседаний системами аудиопротоколирования. И применительно к любому процессу — до широкого и открытого обсуждения соответствующей инициативы с представителями юридической общественности, учеными и прежде всего практикующими юристами — реальными и наиболее частыми пользователями как протоколов в письменной форме, так и аудиозаписей.

Что касается высказанной ранее представителями «некоторых институтов гражданского общества» критики идеи тотального видеопротоколирования, то в настоящее время к этому нечего добавить по существу, несмотря на то, что сама по себе идея хороша. И недостаточность бюджетных средств на гораздо более приоритетные проекты, чем обеспечение тотальной видеофиксации во всех судах страны, — в текущее время весомый аргумент против, но не основной. Для начала хотелось бы четкого понимания, зачем это нужно при рассмотрении всех без исключения дел, какую роль будет выполнять видеопротокол и каковы его процессуальные преимущества в сравнении с аудиозаписью.

Красивая общая фраза в пояснительных записках к законопроектам о введении обязательной видеозаписи о том, что реализация законов «позволит повысить гарантии постановления судом законного, обоснованного и справедливого решения и обеспечить судебную защиту прав и законных интересов участников уголовного, гражданского и арбитражного судопроизводства», отнюдь не достаточный мотив для внесения изменений в процессуальный закон и дополнительной нагрузки на бюджет (по самым скромным оценкам в размере более 5 млрд руб. единовременно на техническое оснащение и более 1,5 млрд руб. ежегодно на поддержание работоспособности).

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

72. Аудио-, видеозаписи в гражданском процессе.

Статья 77. Аудио- и видеозаписи

Лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи.

Статья 78. Хранение и возврат носителей аудио- и видеозаписей

1. Носители аудио- и видеозаписей хранятся в суде. Суд принимает меры для сохранения их в неизменном состоянии.

2. В исключительных случаях после вступления решения суда в законную силу носители аудио- и видеозаписей могут быть возвращены лицу или организации, от которых они получены. По ходатайству лица, участвующего в деле, ему могут быть выданы изготовленные за его счет копии записей.

По вопросу возврата носителей аудио- и видеозаписей суд выносит определение, на которое может быть подана частная жалоба.

73. Виды экспертиз и порядок их производства

Статья 80. Содержание определения суда о назначении экспертизы

1. В определении о назначении экспертизы суд указывает наименование суда; дату назначения экспертизы и дату, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд, назначивший экспертизу; наименования сторон по рассматриваемому делу; наименование экспертизы; факты, для подтверждения или опровержения которых назначается экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; фамилию, имя и отчество эксперта либо наименование экспертного учреждения, которому поручается проведение экспертизы; представленные эксперту материалы и документы для сравнительного исследования; особые условия обращения с ними при исследовании, если они необходимы; наименование стороны, которая производит оплату экспертизы.

2. В определении суда также указывается, что за дачу заведомо ложного заключения эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения, если экспертиза проводится специалистом этого учреждения, об ответственности, предусмотренной Уголовным кодексом Российской Федерации.

[1]

Статья 82. Комплексная экспертиза

1. Комплексная экспертиза назначается судом, если установление обстоятельств по делу требует одновременного проведения исследований с использованием различных областей знания или с использованием различных научных направлений в пределах одной области знания.

2. Комплексная экспертиза поручается нескольким экспертам. По результатам проведенных исследований эксперты формулируют общий вывод об обстоятельствах и излагают его в заключении, которое подписывается всеми экспертами.

Эксперты, которые не участвовали в формулировании общего вывода или не согласны с ним, подписывают только свою исследовательскую часть заключения.

Статья 83. Комиссионная экспертиза

1. Комиссионная экспертиза назначается судом для установления обстоятельств двумя или более экспертами в одной области знания.

2. Эксперты совещаются между собой и, придя к общему выводу, формулируют его и подписывают заключение.

Видео (кликните для воспроизведения).

Эксперт, не согласный с другим экспертом или другими экспертами, вправе дать отдельное заключение по всем или отдельным вопросам, вызвавшим разногласия.

Источники


  1. Гриненко А. В., Костанов Ю. А., Невский С. А., Подшибякин А. С. Адвокатура в Российской Федерации; Проспект — Москва, 2011. — 216 c.

  2. Васильева, Вера Как судили Алексея Пичугина. Судебный репортаж / Вера Васильева. — М.: Human Rights Publishers, 2013. — 621 c.

  3. Левенфельд, Л. Гипнотизм. Руководство к изучению гипноза и внушения (особенно в медицине и юриспруденции) / Л. Левенфельд. — М.: Типография «Саратовского Дневника», 2016. — 438 c.
  4. 20 лет Конституции Российской Федерации. Актуальные проблемы юридической науки и правоприменения в условиях совершенствования российского законодательства. Четвертый пермский международный конгресс ученых-юристов (г. Пермь, 18-19 октября 2013 г.): моногр. . — М.: Статут, 2014. — 643 c.
  5. Братановский, С. Н. Теория государства и права / С.Н. Братановский. — М.: Приор-издат, 2003. — 174 c.
Во всех видах гражданского процесса аудиозапись станет обязательной
Оценка 5 проголосовавших: 1

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here