Вс рф высказался об астренте и добросовестности суда

Полная информация на тему: "Вс рф высказался об астренте и добросовестности суда" в помощь грамотному гражданину.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС напомнил о необходимости равноправия сторон в процессах

Верховный суд (ВС) РФ напомнил о необходимости соблюдать равноправие и состязательность сторон при рассмотрении уголовных дел в общем порядке, передает корреспондент РАПСИ с пленума суда.

«Судебное разбирательство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, суд, рассматривая дело в общем порядке судопроизводства, обязан создать все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, в том числе по представлению доказательств», – отмечает высшая инстанция.

Пленум разъяснил российским судам ряд нюансов, возникающих при рассмотрении уголовных дел в первой инстанции.

Время на консультацию

ВС отметил, что суды должны давать обвиняемому время на консультацию с защитником после того, как подсудимому будут оглашены его права. Правда, на такой шаг со стороны судей можно рассчитывать, если заявить соответствующее ходатайство.

«Председательствующий после разъяснения прав по ходатайству подсудимого предоставляет ему время для консультации с защитником», – говорится в проекте пленума.

При этом суды должны разъяснить обвиняемому не только права, перечисленные в статье 47 УПК РФ, но и другие, например, право ходатайствовать об участии в прениях сторон наряду с защитником или выступить с последним словом, указывает ВС РФ.

[2]

Бремя опровержения утверждений защиты о недопустимости доказательств ложится на плечи гособвинения, указывает высшая инстанция. В ходе процесса работают те же правила, что и на предварительных слушаний, поясняет она.

«Судам следует иметь в виду, что установленные в части 4 статьи 235 УПК РФ для предварительного слушания правила, согласно которым при рассмотрении ходатайства стороны защиты о признании доказательства недопустимым на том основании, что оно было получено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, бремя опровержения доводов стороны защиты возлагается на государственного обвинителя, а в остальных случаях – на сторону, заявившую ходатайство о признании этого доказательства недопустимым, распространяются и на судебное разбирательство», – говорится в проекте пленума.

ВС поясняет, что при решении таких вопросов судья должен выяснять, в чем конкретно выразилось нарушение требований уголовно-процессуального закона – несоблюдение порядка, сбор доказательств ненадлежащим лицом или получение их в ходе действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

ВС отметил, что суды не должны отказывать защите в допросе специалистов, которые могли бы пролить свет на существенные для разрешения дела вопросы.

«Обратить внимание судов на то, что в соответствии с частью 2.1 статьи 58 УПК РФ стороне защиты не может быть отказано в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в судебном разбирательстве специалиста для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, если не имеется предусмотренных статьей 71 УПК РФ оснований для его отвода. С учетом положений уголовно-процессуального закона о равенстве прав сторон в удовлетворении такого ходатайства не может быть отказано и стороне обвинения», – указано в проекте пленума.

ВС также отмечает необходимость сразу решать существенные для дела вопросы – о вызове новых свидетелей, поиске новых доказательств, привлечении к делу новых участников.

«Если сторонами заявлены ходатайства о вызове новых свидетелей, экспертов, специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов, а также ходатайства, связанные с определением круга участников судебного разбирательства и движением дела (о признании потерпевшим, гражданским истцом, о приостановлении, отложении либо прекращении дела и др.), то по смыслу положений статей 271 и 291 УПК РФ они разрешаются непосредственно после их заявления и обсуждения», – сказано в документе.

ВС пояснил, что судья может отказать в удовлетворении таких ходатайств, если поставленные в нем вопросы не могут быть решены сразу, но при этом необходимо разъяснить участнику процесса право на обращение со своей просьбой повторно, уже в ходе дальнейшего слушания.

ВС разъяснил, что в случае отказа прокуратуры от обвинения либо его смягчения суд обязан прислушаться к мнению гособвинения.

«В соответствии с частями 7 и 8 статьи 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства, а также изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяют принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя», – указано в пленуме.

Вместе с тем ВС напоминает, что гособвинитель должен изложить суду мотивы изменения своей позиции со ссылкой на предусмотренные законом основания. А суд обязан, в соответствии с требованиями о состязательности, заслушать и мнение защиты об обоснованности нового взгляда на дело со стороны прокуратуры.

Пресса о страховании, страховых компаниях и страховом рынке

Все самое главное, что отразилось в зеркале нескольких сотен газет, журналов и информагентств.
Раздел пополняется в течение всего рабочего дня. За обновлениями следите с помощью «Рассылки» или «Статистики разделов» на главной странице портала. Чтобы ознакомиться с публикациями, появившимися на сайте «Страхование сегодня» в определенный день, используйте календарь на текущей странице. Здесь же Вы можете сделать выборку статей из определенного издания. Для подборки материалов о страховании за несколько дней или за любой другой период времени воспользуйтесь «Расширенным поиском». Возможна также подборка по теме.
Редакция портала не несет ответственности за неточность, недостоверность или некорректность информации, изложенной в публикациях, и не вносит в них никаких исправлений за исключением явных опечаток.

РБК daily, 9 сентября 2009 г.

Арбитраж выбивает долги
Видео (кликните для воспроизведения).


Число судебных споров между российскими компаниями выросло на 66%. В первом полугодии 2009 года предприниматели судились друг с другом 350 тыс. раз по сравнению с 200 тыс. случаев год назад. При этом число судебных претензий к проверяющим госорганам со стороны компаний выросло всего на 4,3%. Такой вывод сделали юристы компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» после анализа статистики [. ]

Читайте так же:  Заявление об обмене товара надлежащего качества

Верховный суд задумался о добросовестности

Недобросовестные действия участников судебных процессов, которые вводят в заблуждение не только друг друга, но и суд, – это серьезная проблема для устойчивости гражданского оборота и правовой защищенности граждан, заявил в среду на заседании клуба им. Замятнина секретарь пленума Верховного суда Виктор Момотов. По его мнению, введение суда в заблуждение должно стать экономически невыгодным, иначе «ложь в суде рискует стать нормой». Пока же выгоду приносит скорее лживое поведение участников процесса, признает он.

Формально из принципа добросовестности вытекают все нормы Гражданского кодекса, напомнил судья Иван Разумов, но излишняя ориентация на него может привести к обвинению судов в «нормотворчестве». Поэтому пользоваться таким инструментом следует осторожно, считает судья, – например, когда нужно примирить на практике противоречивые нормы законодательства. Скажем, если оно обязывает предпринимателя одновременно принять меры к ликвидации кризиса и инициировать процедуру своего банкротства, то нельзя наказывать бизнесмена, если он добросовестно выполнял план по выходу из кризиса.

По мнению экспертов, именно недобросовестное поведение участников гражданских споров часто становится поводом для возбуждения «предпринимательских» уголовных дел. Многие из них возбуждают, чтобы собрать доказательства для решения хозяйственного спора, знает Виктория Бурковская из «Егоров, Пугинский и партнеры». Решить эту проблему, по ее мнению, можно было бы с помощью позаимствованного из американского или английского процесса института discovery and disclosure – обязательного раскрытия сторонами документов, имеющих отношение к спору. Другой инструмент для повышения ответственности участников спора – наказание за неуважение к суду, применяемое в английском праве, продолжает Бурковская: так квалифицируется и сокрытие от суда значимой информации, что ведет к безусловному признанию проштрафившейся стороны проигравшей.

Момотов не исключает, что Верховный суд выступит с предложениями, которые позволят судьям требовать большей добросовестности от сторон. Хотя вопрос о том, должен ли суд активно выяснять, насколько добросовестны действия участников процесса, остается дискуссионным, ведь в существующей парадигме ему отводится роль арбитра, а не активного участника спора. Тем не менее, напоминает судья, исходя из принципа добросовестности Верховный суд сформулировал правовую позицию по целому ряду значимых дел. Например, он указал, что страховая компания, частично выплатившая страховое возмещение, не вправе при пересмотре дела ссылаться на отсутствие страхового случая, поскольку своим поведением она фактически признала, что страховой случай имел место. А рассматривая вопрос о соотношении принципа свободы договора и принципа добросовестности в спорах с микрофинансовыми организациями, Верховный суд решил, что предоставление средств по договору займа не может быть основано на несправедливых договорных условиях, наличие которых следует квалифицировать как недобросовестное поведение.

Вся пресса за 18 июля 2019 г.
Смотрите другие материалы по этой тематике: Страховое право, Суды и расследования

Верховный Суд – о взыскании астрента

Нельзя взыскать астрент, если решение суда неисполнимо.

07.11.2017 | Новая адвокатская газета | Светлана Рогоцкая

Верховный Суд устранил ошибку нижестоящих судов, отказавшихся обязать ответчика исполнить обязательства в натуре, но при этом взыскавших с него судебную неустойку. Эксперты единодушно поддержали решение ВС РФ, отметив, что он отменил противоречащие здравому смыслу решения. При этом они положительно оценили внедрение и применение института астрента в России, поскольку проблема неисполнения судебных решений стоит очень остро.

Машиностроительное предприятие и производственное объединение заключили контракт на поставку оборудования. Поскольку в установленные сроки поставка не была произведена, предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к поставщику, в котором требовало исполнить обязательства в натуре в 10-дневный срок, взыскать с ответчика договорную неустойку в размере 0,05% от стоимости не поставленного в срок товара за каждый день просрочки, а также судебную неустойку в порядке ч. 1 ст. 308.3 ГК РФ за каждый день просрочки исполнения, начиная с одиннадцатого календарного дня с момента вступления в законную силу судебного акта по день его фактического исполнения.

Первая инстанция, которую затем поддержала апелляция, удовлетворила иск в части взыскания пеней и денежной суммы на случай неисполнения судебного акта, в удовлетворении иска в остальной части отказано. Отказывая в удовлетворении требования об исполнении обязательства в натуре в течение 10 календарных дней с момента вступления судебного акта в законную силу, суды исходили из того, что такое решение является очевидно неисполнимым, поскольку поставка продукции не может быть осуществлена в связи с неисполнением своих обязательств контрагентом поставщика. Но при этом суды пришли к выводу, что указанное обстоятельство в силу п. 3 ст. 401 ГК РФ не является основанием для освобождения от ответственности за нарушение обязательства.

Ответчик обратился в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ с кассационной жалобой. Проверив обоснованность доводов кассационной жалобы, коллегия пришла к выводу, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене в части.

ВС РФ указал, что нижестоящие суды, принимая решения, не учли, что согласно п. 1 ст. 308.3 ГК РФ в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено данным Кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства. Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму на случай неисполнения судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения.

Также Суд напомнил, что в силу разъяснений, данных в Постановлении Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. №7, «не может быть отказано в удовлетворении иска об исполнении обязательства в натуре в случае, когда надлежащая защита нарушенного гражданского права истца возможна только путем понуждения ответчика к исполнению в натуре и не будет обеспечена взысканием с ответчика убытков за неисполнение обязательства, например обязанностей по представлению информации, которая имеется только у ответчика, либо по изготовлению документации, которую правомочен составить только ответчик».

«В настоящем деле суды, фактически признав объективную возможность исполнения обязательства по поставке продукции, вместе с тем пришли к выводу об очевидной неисполнимости обязательства в десятидневный срок с момента вступления в силу судебного акта. Однако, отказывая в понуждении ответчика исполнить обязательство в натуре в указанный истцом срок, суды не установили иной срок, в течение которого обязательство объективно должно быть исполнено. Кроме того, отказав в удовлетворении требования об исполнении обязательства в натуре, суды тем не менее применили последствия неисполнения судебного акта о понуждении исполнения обязательства в натуре, что противоречит положениям ст. 308.3 ГК РФ», – говорится в определении ВС РФ.

На основании изложенного Судебная коллегия отменила принятые по делу судебные акты и отправила их на новое рассмотрение в суд первой инстанции в части отказа в удовлетворении требования об обязании ответчика исполнить обязательство в натуре, а также в части взыскания судебной неустойки за каждый день неисполнения решения суда.

Партнер, руководитель корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Кирилл Саськов обратил внимание на фигурирующий в комментируемом определении ВС РФ новый институт российского права – астрент (право на присуждение судом в пользу кредитора денежной суммы на случай неисполнения судебного решения об исполнении обязательства в натуре). При этом эксперт напомнил, что, хотя положение об астренте появилось в ГК РФ только в июне 2015 года, возможность предъявления требования о его взыскании в пользу истцов по спорам о неисполнении должниками судебных актов по неденежным требованиям была установлена в Постановлении Пленума ВАС РФ от 4 апреля 2014 г. №22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта».

«Фактически нижестоящие суды взыскали астрент, отказав в удовлетворении неденежного требования, что противоречит положениям ст. 308.3 ГК РФ», – заключил Кирилл Саськов.

[3]

Судебная неустойка (астрент): вопросы теории и юридическая практика (Луценко Е.С.)

Дата размещения статьи: 12.10.2016

На сегодняшний день проблема неисполнения судебных актов, в том числе по искам к государственным органам и органам местного самоуправления, приобрела масштабный характер. В их числе необходимо выделить решения, которыми должник обязывается к совершению каких-либо действий (либо воздержанию от их совершения) и которые не могут быть исполнены без участия должника, в том числе решения по искам неимущественного характера. В соответствии со статистическими данными Федеральной службы судебных приставов РФ по исполнительным производствам неимущественного характера в 2015 г. на начало отчетного периода на исполнении находилось 837882 дел, из которых по итогам года было исполнено 439526, что составляет 52,5%. В частности, по делам о предоставлении жилья военнослужащим на исполнении на начало 2015 г. находилось 755 дел, а исполнено было 250, т.е. одна треть . Особую тревогу вызывают ситуации, когда не исполняются решения судов по искам к органам государственной власти.
———————————
Раздел 6 «Сведения о движении отдельных категорий исполнительных производств неимущественного характера» Основных показателей работы судебных приставов-исполнителей за 2015 год. URL: http://fssprus.ru/statistics/ (дата обращения: 20.03.2016).

Меры по стимулированию исполнения судебных актов обсуждались в доктрине. В числе возможных средств обеспечения исполнения рассматривался институт астрента (от фр. astreinte — штраф), созданный французской судебной практикой и представляющий собой присуждение ответчика к уплате истцу определенной суммы денег за каждый день (неделю, месяц) неисполнения должником судебного решения, присуждающего его совершить какое-либо действие или воздержаться от определенного действия . Данный институт применяется в законодательстве Франции, Нидерландов, Бельгии, Португалии, Италии. В настоящее время он закреплен в ст. 7.2.4 Принципов международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) 1994 г. .
———————————
См.: Научный круглый стол Юридического института «М-Логос» по теме «Перспективы внедрения в российское право института astreinte как особого способа обеспечения исполнения судебного решения», 21 марта 2013 г. URL: http://m-logos.ru/publications/nauchnyi_kruglyi_stol_uridicheskogo_instituta_m_logos_po_teme_perspektivy_vnedreniya_v_rossyskoe_pravo_instituta_astreinte_kak_osobogo_sposoba_obespecheniya_ispolneniya_sudebnogo_resheniya_21_marta_2013_g/ (дата обращения: 20.03.2016).
Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) // Закон. 1995. N 12.

Определение размера астрента поставлено в зависимость от усмотрения суда, который призван руководствоваться принципами справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения. При этом в результате такого присуждения исполнение судебного акта должно для ответчика оказаться более выгодным, чем его неисполнение . Соразмерность можно рассматривать как один из критериев общего принципа справедливости. Соразмерность понимается как соизмеримость, пропорциональность, соответствие какой-либо мере. Соразмерность неустойки означает, что она должна быть эквивалентна потерям кредитора в связи с неисполнением судебного акта. Требование недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения является частным выражением общего принципа добросовестности и отсылает к п. 4 ст. 1 ГК РФ, в соответствии с которым никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.
———————————
Постановление Пленума ВАС РФ от 4 апреля 2014 г. N 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта» (ред. от 23.06.2015) // СПС «КонсультантПлюс».

Судебная неустойка (астрент) и другие меры ответственности должника за неисполнение судебного решения: сравнительный анализ (Афонина Ю.Ю.)

Дата размещения статьи: 17.03.2017

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации своим Постановлением от 4 апреля 2014 г. N 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта» (далее — Постановление N 22) предусмотрел возможность истца требовать по суду присуждения в его пользу денежных средств в случае неисполнения судебного решения . В дальнейшем Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ в ст. 308.3 ГК РФ была включена норма, позволяющая суду по неденежному требованию кредитора присудить в его пользу денежные средства на случай неисполнения судебного акта . 24 марта 2016 г. года Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 84 своего Постановления N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее — Постановление N 7) признал не подлежащим применению Постановление N 22 и самостоятельно разъяснил порядок применения судами ст. 308.3 ГК РФ.
———————————
Вестник ВАС РФ. 2014. N 6.
Федеральный закон от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2015. 13 марта. N 52.
URL: http://www.vsrf.ra/Show_pdf.php? >

Аналогичный институт берет свои начала из процессуального законодательства Франции, где он получил официальное название astreinte (астрент). В российской юридической науке впервые об институте астрента писал М.М. Агарков, который указывал, что применение этого института представляет собой весьма действенное средство сломить упорство должника, не желающего выполнить обязательство . Однако на настоящий момент согласно Постановлению N 7 такой институт в Российской Федерации получил название «судебная неустойка».
———————————
Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. М., 2002. С. 241.

Возникает вопрос о правовой природе судебной неустойки (астрента). По этому поводу было высказано несколько точек зрения, в том числе о самостоятельности рассматриваемого института . Для того чтобы пролить свет на правовую природу судебной неустойки (астрента), необходимо рассмотреть указанный институт в сравнении с уже укоренившимися в российском законодательстве механизмами воздействия на должника, а именно с исполнительским сбором, с мерами по обеспечению исполнения судебного решения, с судебным штрафом, с компенсацией за неисполнение судебного решения в разумный срок и с неустойкой. Для обоснования правовой природы судебной неустойки (астрента), а также для сравнения этого института со схожими мерами воздействия на должника я предлагаю использовать несколько критериев.
———————————
Карапетов А.Г. Борьба за признание судебного правотворчества в европейском и американском праве. М., 2011.

  Найти : главное , по изданию , по теме , за период  Получать: на e-mail , на свой сайт
  Рейтинги популярности
Видео (кликните для воспроизведения).

1. Момент применения принудительных мер

2. Субъект, инициирующий наложение принудительных мер

Судебную неустойку (астрент) суд может присудить только по заявлению истца (взыскателя) (п. 31 Постановления N 7). Однако размер денежной суммы суд определяет самостоятельно (п. 32 Постановления N 7).
Только по инициативе стороны (истца, взыскателя, кредитора) суд может присудить также неустойку (ст. 330 ГК РФ) и компенсацию за неисполнение судебного решения в разумный срок (ст. ст. 1, 3 ФЗ от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»).
В отличие от указанных институтов обеспечительные меры суд может наложить по своему собственному решению, без соответствующего ходатайства истца (ст. 140 ГПК РФ, ст. 91 АПК РФ).
Судебный штраф накладывается исключительно по инициативе суда (ст. 105 ГПК РФ, ст. 119 АПК РФ).
Инициатором взыскания исполнительского сбора является судебный пристав (ст. 112 ФЗ «Об исполнительном производстве»). Более того, все вышеуказанные меры могут быть взысканы только по решению суда, тогда как исполнительский сбор накладывается судебным приставом, и отдельного судебного постановления для этого не требуется.

3. Субъект, в пользу которого взыскиваются денежные средства

Согласно действующему законодательству денежные средства в случае неисполнения судебного решения взыскиваются в полном объеме в пользу кредитора (истца) (п. 28 Постановления N 7, ранее п. 3 Постановления N 22). Здесь стоит отметить, что исторически сложилось две модели института астрента: французская и германская. Согласно французской модели денежный доход, полученный в результате наложения и дальнейшего взыскания астрента, шел в пользу взыскателя. Согласно германской модели — в доход государства. Российская Федерация переняла в свое законодательство французскую модель астрента. Так как доход взыскивается в пользу частного лица, в институте астрента однозначно присутствует элемент частноправового института.
В.В. Ярков указывает, что астрент должен быть в полном объеме взыскан в пользу истца, так как государство не должно быть заинтересовано в получении прибыли от законных действий взыскателя и судебного исполнителя .
———————————
Астрент в российском праве // Закон. 2014. N 4. С. 37.

Несмотря на то что судебные приставы самостоятельны в своей деятельности и отделены от суда, присуждение судебной неустойки (астрента) является проявлением вовлеченности суда в исполнение обязательства в натуре и в восстановление нарушенного права пользования и распоряжения имуществом кредитора, подтвержденного соответствующими судебными решениями.
Подобно судебной неустойке (астренту) неустойка и «частный штраф», предусмотренный Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей», взыскивается в пользу истца в полном объеме.
Судебный штраф и исполнительский сбор, в свою очередь, взыскиваются в доход государства, что позволяет нам сделать вывод о публично-правовой природе этих мер.
Стоит отметить, что, несмотря на такую явную противоречивость судебного штрафа с институтом судебной неустойки (астрента), многие авторы определяют астрент (судебную неустойку) именно через понятие судебного штрафа («частный судебный штраф») .
———————————
Астрент в Российском праве (Е. Ерохова, С. Халатов, Д. Литвинский, М. Гальперин, О. Бородин, Г. Чернышев, А. Лашин) // Закон. 2014. N 4. С. 39 — 47; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. 2-е изд., испр. М., 2000. Кн. 1. С. 422; Ярцев П. Динамика гражданского оборота // ЭЖ-Юрист. 2016. N 1.

Такой подход, на мой взгляд, является неверным в силу того, что публично-правовая природа судебного штрафа явно противоречит институту судебной неустойки (астрента), который носит частноправовой характер. Кроме того, размер штрафа всегда так или иначе определен (либо минимальная и максимальная величина, либо в процентном соотношении). Размер судебной неустойки (астрента) не предусмотрен, в каждом конкретном случае будет различным, и может быть установлен как твердый размер денежной суммы, так и порядок ее определения (п. 32 Постановления N 7).

4. Основания применения принудительных мер

Основанием взыскания неустойки является неисполнение или ненадлежащее исполнение договора. Соответственно, взыскание неустойки никак не связано с неисполнением судебного решения. Кроме этого, неустойка может быть взыскана как по неденежным, так и по денежным требованиям. Хотя В. Нестолий указывает, что начислять неустойку при неисполнении денежного обязательства теоретически неверно, так как для этих случаев законом предусмотрено взыскание процентов по ст. 395 ГК РФ .
———————————
Нестолий В. Получить процент, то есть астрэнт // ЭЖ-Юрист. 2014. N 48. С. 3.

Так как судебная неустойка может быть взыскана на основании судебного решения об удовлетворении негаторного иска (п. 28 Постановления N 7), представляется обоснованным вывод о том, что в основу судебной неустойки (астрента) ложится наряду с обязательственным правом еще и вещное.
Отдельно стоит отметить точку зрения, согласно которой астрент рассматривается как непрямая принудительная мера . Полагаю, что астрент (судебная неустойка) не является принудительной мерой: если должник в добровольном порядке исполняет судебное решение, то применение судебной неустойки (астрента) отпадет само собой, несмотря на то что в судебном решении эта мера заранее будет предусмотрена. Такой подход позволяет сделать вывод, что судебная неустойка (астрент) не принуждает, а стимулирует к своевременному исполнению обязательства, подтвержденному судебным решением.
———————————
Ferrari F., Bocharova N. The astreinte in the Italian and Russian Administrative (Judicial) and Civil Proceedings // Russian Law Journal. 2015. N 3.

М.А. Филатова рассматривает астрент как вид процессуальной санкции за неисполнение или несвоевременное исполнение судебного решения . По нашему мнению, первоначальным (основополагающим) является неисполнение гражданско-правового обязательства или нарушение права собственности, не связанного с лишением владения. Судебное решение, подтверждающее один из этих фактов, является обязательным условием для наложения судебной неустойки (астрента).
———————————
Филатова М.А. О заимствованиях процессуальных институтов в современном российском праве (на примере процессуальных санкций) // Законы России. 2015. N 12. С. 79.

Литература

1. Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. М., 2002.
2. Астрент в российском праве // Закон. 2014. N 4.
3. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. 2-е изд., испр. М., 2000. Кн. 1.
4. Карапетов А.Г. Борьба за признание судебного правотворчества в европейском и американском праве. М., 2011.
5. Нестолий В. Получить процент, то есть астрэнт // ЭЖ-Юрист. 2014. N 48.
6. Филатова М.А. О заимствованиях процессуальных институтов в современном российском праве (на примере процессуальных санкций) // Законы России. 2015. N 12.
7. Ярков В.В. Астрент: новая мера стимулирования должника // Корпоративный юрист. 2014. N 11. С. 6.
8. Ярцев П. Динамика гражданского оборота // ЭЖ-Юрист. 2016. N 1.
9. Ferrari F., Bocharova N. The astreinte in the Italian and Russian Administrative (Judicial) and Civil Proceedings // Russian Law Journal. 2015. N 3.

ВС призвал суды следить за добросовестностью сторон

Верховный суд РФ призывает суды занимать активную позицию в гражданских процессах для обеспечения добросовестного поведения сторон и соблюдения прав всех участников процесса. По мнению авторов постановления о вопросах применения некоторых положений раздела I первой части Гражданского кодекса РФ, это не нарушит соревновательности процесса и приведет к реальному, а не формальному соблюдению принципа равенства сторон.

Пленум Верховного суда РФ принял постановление о вопросах применения некоторых положений раздела I положений первой части Гражданского кодекса РФ. Первый раздел проекта в первую очередь напоминает нам о том, что в гражданском обороте должен действовать принцип добросовестности», – говорил зампред Верховного суда и председатель коллегии по гражданским делам Василий Нечаев.. Под ним в документе подразумеваются действия, учитывающие права и законные интересы другой стороны, содействующие ей, в том числе, и в получении всей необходимой информации.

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только по заявлению оппонента, но и по инициативе суда, в случае, когда «усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения». Если это происходит, суд «выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствуют о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались», говорится в тексте постановления. В случае установления недобросовестного поведения, суд может частично или полностью отказать стороне в защите принадлежащего ей права.

Авторы проекта просили разделять юридическое понятие «добросовестности» (учитывание интересов других сторон) и ее моральный аспект. Общих критериев «недобросовестности» нет, уточнил Нечаев, все будет зависеть от обстоятельств дела. Судья Сергей Романовский привел в пример случай, когда гражданка вступила в кредитный кооператив, взяла кредит, выплачивала его год, а потом, попав в сложные финансовые обстоятельства, решила оспорить свое членство, поскольку оно не до конца было оформлено документально. «Это явный пример недобросовестности», – считает Романовский.

Мнения юристов, оценивающих эту инициативу, разделились. Одни полагают, что нововведение позволит суду занимать активную позицию, другие думают, что оно нарушит принцип состязательности гражданского и арбитражного судопроизводства и заметно усилит патернализм в праве. Судья ВС РФ Иван Разумов уточнил, что соревновательности процесса это разъяснение не отменяет, и любая из сторон, которую обвиняют в недобросовестности, вправе предоставить доказательства обратного.

Секретарь Пленума, судья ВС РФ Виктор Момотов считает, что наметившаяся тенденция, когда суд призывают занимать активную позицию, «не деформирует принцип состязательности сторон, а гарантирует право на справедливое разбирательство» и позволяет уйти от «формального соблюдения равенства сторон к реальному». Его поддержал один из авторов постановления, доктор юридических наук, профессор Евгений Суханов. «Это борьба с формализмом, – считает он, – если люди не могут позволить себе профессионального юриста и ошибаются в квалификации при подаче иска, суд может помочь и переквалифицировать его самостоятельно».

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС не разрешил судам давать произвольную оценку доказательствам

Суды не могут давать произвольную оценку доказательствам: возможность судить и выносить решения по своему внутреннему убеждению не даёт судьям подобного права, разъясняет Верховный суд РФ.

Высшая инстанция рассмотрела неприятную ситуацию, с которой могут столкнуться вкладчики банка: у клиентки через личный онлайн-кабинет увели полмиллиона рублей, указав все необходимые персонифицированные данные. Верховный суд РФ рассказал о правах и обязанностях всех участников подобных споров — потерпевшей, кредитной организации, а также человека, на счёт которого поступил спорный перевод.

В суд обратилась клиентка «Сбербанка», у которой в 2015 году со счета «увели» 500 тысяч рублей: деньги сначала перечислили другой вкладчице, а затем 413 тысяч из них ушли неизвестным лицам. Заявительница посчитала, что клиентка банка, которой поступили её деньги, таким образом получила неосновательное обогащение и потребовала, чтобы та вернула ей средства.

Однако Кетовский суд Курганской области в удовлетворении исковых требований отказал, а апелляционная инстанция оставила это решение без изменения.
Суды посчитали, что истица не представила относимых и допустимых доказательств, подтверждающих увеличение стоимости имущества ответчицы за счет поступивших с ее банковского счета денежных средств, а также наличие причинно-следственной связи между перечислением денег ответчице и их дальнейшим поступлением на банковские счета третьих лиц.

Суды также указали, что раз ответчица потеряла свою банковскую карту, то она не имела возможности распоряжаться денежными средствами, поступившими на ее счёт.

Лишившаяся полумиллиона рублей вкладчица также пыталась судиться со «Сбербанком», но и в этом споре потерпела фиаско: вступившим в законную силу решением Гагаринского суда Москвы ей отказано в требовании о взыскании неправомерно списанных со счета денег.

Столичный суд решил, что у кредитной организации отсутствовали законные основания для отказа в проведении операции, поскольку в системе «Сбербанк Онл@йн» были введены правильные идентификатор, логин и пароли. А в соответствии с условиями договора банковского счета, тот, кто правильно вводит все данные, определяется как клиент банка.

Обязанности получателя денег

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда сочла, что нельзя согласиться с постановлением об отказе в иске к вкладчице, на счёт которой поступили средства истицы.

ВС напомнил, что суд оценивает доказательства и их совокупность по своему внутреннему убеждению.

«Однако это не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом», — отмечает высшая инстанция.

Она указывает, что каждая сторона процесса должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (часть 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса).

«По делам о взыскании неосновательного обогащения на истца возлагается обязанность доказать факт приобретения или сбережения имущества ответчиком, а на ответчика — обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения или сбережения такого имущества либо наличие обстоятельств, при которых неосновательное обогащение в силу закона не подлежит возврату», — поясняет ВС.

В рассматриваемом деле судом установлен и никем не оспаривался факт перечисления 500 тысяч рублей со счета одной клиентки банка на счёт другой.

Денежные средства истицы на счет ответчицы были переведены помимо ее воли, иным неустановленным лицом, следует из материалов дела.

Ответчица же пояснила, что она поступившими на ее счёт деньгами не распоряжалась, а картой банка не пользовалась, так как потеряла ее. Она считает, что распоряжение денежными средствами осуществляли неустановленные третьи лица.

«При таких обстоятельствах для правильного разрешения спора судам следовало установить, приобрела ли ответчица денежные средства именно заявительницы, доказано ли ответчицей наличие законных оснований для приобретения этих денежных средств либо предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса обстоятельств, в силу которых эти денежные средства не подлежат возврату», — поясняет ВС.

Однако суды первой и апелляционной инстанций не дали какой-либо оценки этим обстоятельствам, возложив на истицу бремя доказывания увеличения стоимости имущества ответчицы и наличия у нее возможности фактически распоряжаться полученными денежными средствами, указал ВС.

Он разъясняет, что сам по себе факт утраты ответчицей банковской карты не лишает ее права распоряжения денежными средствами, которые находятся на счете.

Кроме того, суды установили, что из перечисленных на банковский счет ответчицы 500 тысяч рублей третьим лицам ушли 413 тысяч, а 87 тысяч так и лежат на ее вкладе.

При этом первоначальная принадлежность этих денег истице также установлена судом, и не оспаривалась сторонами, напоминает ВС.

Однако апелляционная инстанция, отказывая во взыскании с ответчицы оставшейся на ее счету суммы, решила, что деньги могут быть взысканы только с ПАО «Сбербанк России».

Между тем, согласно статье 845 Гражданского кодекса, банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет клиента денежные средства, выполнять его распоряжения о перечислении и выдаче определённых сумм и проведении других операций.

Кредитная организация не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие непредусмотренные законом или договором банковского счета ограничения права вкладчика распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению, указывает ВС.

«Права на денежные средства, находящиеся на счете, считаются принадлежащими клиенту в пределах суммы остатка», — отмечает он.

Таким образом, оставшиеся от полумиллиона 87 тысяч рублей банку не принадлежат, поскольку находятся на счете клиента, которая не утратила право распоряжаться вкладом, поясняет высшая инстанция.

В связи с этим, вывод суда о том, что данные денежные средства могут быть взысканы только с ПАО «Сбербанк России», является необоснованным, считает ВС РФ.

Он пришёл к выводу, что судебные инстанции допустили по делу существенные нарушения норм права, а принятые судебные постановления не отвечают требованиям законности и обоснованности. Вследствие чего высшая инстанция отменила решение и направила дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Источники


  1. Панов, А.Б. Административная ответственность юридических лиц. Монография / А.Б. Панов. — М.: Норма, 2016. — 651 c.

  2. Вышинский, А. Я. А. Я. Вышинский. Судебные речи / А.Я. Вышинский. — М.: Государственное издательство юридической литературы, 2017. — 564 c.

  3. Гусов, К.Н. Комментарий к трудовому кодексу Российской федерации (вводный); М.: ВИТРЭМ, 2013. — 240 c.
  4. Акционерные общества в России. Словарь-справочник от А до Я. — М.: Дело и сервис, 2008. — 400 c.
  5. Сырых, В. М. Теория государства и права / В.М. Сырых. — М.: Юстицинформ, 2011. — 704 c.
Вс рф высказался об астренте и добросовестности суда
Оценка 5 проголосовавших: 1