Долги общества-банкрота могут быть взысканы с недобросовестного директора

Полная информация на тему: "Долги общества-банкрота могут быть взысканы с недобросовестного директора" в помощь грамотному гражданину.

Должники vs. кредиторы: кому более выгоден новый закон о банкротстве? Часть 2

Генеральный директор юридического агентства «Михаил Архангел»

специально для ГАРАНТ.РУ

Сегодня, 1 октября 2015 года начнет действовать так называемый «закон о банкротстве граждан» (Федеральный закон от 29 июня 2015 г. № 154-ФЗ «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»). Важно знать, кто больше выиграет от введения новых правил, – сами должники или их кредиторы. О том, в чью пользу сформулированы нормы о порядке инициации дел о банкротстве, их подсудности и формировании конкурсной массы, я рассказывал ранее. Рассмотрим теперь другие значимые моменты.

Списание задолженности после завершения процедур банкротства

Безусловно, главной ценностью банкротства для должника является списание долгов. Предполагается, что после завершения реализации имущества и расчета с кредиторами должник может рассчитывать на освобождение от дальнейшего исполнения требований кредиторов, если среди них остались непогашенные требования (п. 3 ст. 213.28 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – закон о банкротстве). Однако список исключений из этого правила весьма обширен.

Так, не может быть списана:

Если с основной частью пунктов все более-менее понятно, то на последних четырех стоит остановиться более подробно.

В рамках дела о банкротстве должник обязан полностью и без утайки раскрыть перед судом свое финансовое положение, то есть обозначить все имеющиеся у него долги и активы. Скрыв факт наличия долга перед «неудобным» кредитором, должник лишается возможности списать такой долг, даже если факт сокрытия не обнаружится. А если обнаружится – долги не будут списаны в принципе, причем все. Аналогичная ситуация произойдет и при сокрытии должником активов. Все это означает повышенную ответственность должника еще на стадии подачи заявления о банкротстве в суд.

Пункт о непогашении задолженности в случае привлечения должника к административной или уголовной ответственности представляется самым неоднозначным. Конечно, если гражданин совершил преступление, то связанная с этим задолженность списана не будет, и это справедливо. Однако случаи совершения преступления упомянуты в законе лишь как случаи частные, что подразумевает куда более широкое толкование нормы.

При буквальном прочтении нормы складывается впечатление, что обычный невозврат долга в установленный договором срок будет признан незаконным бездействием гражданина при исполнении обязательства как противоречащий ст. 309-310 ГК РФ. А это, в свою очередь, означает, что при любой просрочке долги списаны не будут. Гражданам остается лишь успевать обращаться в суд с заявлением о банкротстве до появления каких-либо просрочек.

Высказывается мнение, что данный пункт подразумевает полномочие суда оценить добросовестность должника и в зависимости от этого разрешить вопрос о списании задолженности. Однако данное мнение не основано на законе и кроме того подразумевает чрезвычайно широкий простор для судейского усмотрения и связанных с этим коррупционных рисков.

Таким образом, в вопросе о списании задолженности по завершению процедуры банкротства закон максимально ориентирован на кредиторов.

Последствия признания гражданина банкротом

Они прописаны достаточно определенно (ст. 213.30 закона о банкротстве). Прежде всего, это испорченная кредитная история – в течение пяти лет после завершения процедур банкротства гражданин будет обязан при получении кредитов указывать на факт своего банкротства, что вряд ли отпугнет «бывалых» должников, но демотивирует к подаче заявлений в суд должников, имеющих незначительные просрочки по своим долгам.

Еще одно последствие касается повторной подачи заявления должника. В течение пяти лет после завершения процедур банкротства гражданин не вправе будет подать новое заявление о своем банкротстве. Если же в этот же срок заявление подадут его кредиторы – то освобождение от задолженности не наступит.

В течение трех лет после завершения процедур банкротства гражданин не сможет занимать должности в органах управления юридического лица, а также иным образом участвовать в управлении юридическим лицом. Правда, это едва ли исключает представление интересов юридических лиц по доверенности или участие в деятельности организаций через подставных лиц – «номинальных директоров». А вот относительно государственной или муниципальной службы в законе ограничений не имеется.

Индивидуальные предприниматели утратят на пять лет с момента завершения процедур банкротства государственную регистрацию в качестве таковых, лицензии на осуществление отдельных видов предпринимательской деятельности, а также само право осуществлять предпринимательскую деятельность. По сравнению с ныне действующими правилами (ст. 216 закона о банкротстве) увеличен лишь срок санкции – с одного года до пяти лет, в остальном принципиальных изменений не внесено.

[3]

Дополнительно суд вправе ограничить должника в праве выезда за границу, однако только до завершения процедуры банкротства (п. 3 ст. 213.24 закона о банкротстве).

В целом последствия признания банкротом для большинства должников едва ли являются чрезмерно жесткими.

Целесообразность инициации дела о банкротстве

Подводя итог, стоит отметить, что процедура освобождения от долгов в рамках банкротства граждан и приравненных к ним индивидуальных предпринимателей представляет собой сложную полосу препятствий, пройти которую без опытного инструктора едва ли возможно. Закон на 80-90% ориентирован на кредиторов, а отнюдь не на должников – «самолечение» в такой ситуации будет походить на попытку сделать самому себе операцию на сердце.

Однако финансирование процедуры банкротства установлено на соблазнительно низком уровне. Так, минимальное вознаграждение арбитражного управляющего составляет 10 тыс. руб. (п. 3 ст. 20.6 закона о банкротстве). У многих должников сложилось мнение, что за эту сумму их избавят от многомиллионных долгов.

Между тем, в обязанности арбитражного управляющего не входят досудебный анализ перспектив дела, помощь в сборе доказательств, подготовка заявления о банкротстве в суд и других процессуальных документов, представление интересов должника в суде и т. д. Все это – чисто юридический труд, и бесплатно за должника этого никто делать не будет.

Далее – любое дело о банкротстве, даже при отсутствии у должника имущества, сопряжено с определенными расходами на отправку почтовой корреспонденции и на обязательные публикации в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве и официальном печатном издании. По самым скромным подсчетам такие расходы составят не менее 10 тыс. руб. Если же у должника имеется имущество, требующее реализации, то расходы на одну публикацию о торгах запросто составят 20-30 тыс. руб. Теоретически данные расходы должны погашаться за счет должника. Однако на практике они ложатся на арбитражного управляющего, которому потом предоставляется возможность потребовать от должника их возмещения без каких-либо гарантий. В лучшем случае управляющий в порядке ст. 59 закона о банкротстве взыщет компенсацию расходов с заявителя-кредитора, если, конечно, тот окажется платежеспособным.

Читайте так же:  Как правильно составить должностную инструкцию - образец

Повлиять на данную ситуацию смогут суды, если будут применять ст. 57 и ст. 59 закона о банкротстве, требуя внести сумму предполагаемых расходов на депозит суда. Однако это общие нормы, а в специальных нормах о банкротстве граждан (п. 4-5 ст. 213.4, п. 4-5 ст. 213.5 закона о банкротстве) такого требования не содержится. Это создает риск неправильного правоприменения и еще большей демотивации арбитражных управляющих к ведению процедур банкротства физических лиц.

Существенным является и тот факт, что «вилка» административных штрафов для арбитражных управляющих по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ («Неправомерные действия при банкротстве») составляет 25-50 тыс. руб. Штраф в 25 тыс. руб. можно запросто «получить», например, опубликовав результаты торгов на два дня позже срока – хотя фактически чьи-либо интересы от этого сколь-нибудь существенно не пострадают.

Закон предусматривает и дополнительное вознаграждение арбитражного управляющего в размере 2% выручки от реализации имущества должника, а также поступивших в результате взыскания дебиторской задолженности или оспаривания сделок денег, либо от суммы удовлетворенных требований кредиторов (п. 17 ст. 20.6 закона о банкротстве). Однако это вознаграждение достаточно мифическое и ничем не гарантировано.

Таким образом, при отсутствии дополнительного финансирования банкротство граждан становится для арбитражных управляющим мероприятием убыточным, а вхождение в процедуру банкротства неизвестного заранее должника – делом чрезвычайно рискованным.

Благо, вхождение в процедуру – право, а не обязанность арбитражного управляющего, в отличие от адвокатов по назначению. Так что гражданину управляющий изначально ничего не должен.

В целом эта ситуация имеет простое решение в рамках действующего законодательства. Пункт 5 ст. 20.6 закона о банкротстве предусматривает возможность увеличения суммы вознаграждения арбитражного управляющего по решению суда в зависимости от объема и сложности выполняемой им работы, а договор оказания юридических услуг с исполнением в пользу должника может заключить и оплатить любое третье лицо. Естественно, адекватный трудозатратам и рискам размер вознаграждения существенно отличается от установленных в законе сумм. Считаю, что за 10 тыс. руб. можно найти только самых «некрасивых и хилых» арбитражных управляющих, о качестве труда которых можно говорить лишь или хорошо, или ничего.

Взыскание убытков с генерального директора за недобросовестное поведение становится реальным

На правах рекламы

Информация о компании КСК ГРУПП

КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.

Одним из заметных трендов правоприменительной практики последнего времени стали дела по взысканию с руководителя компании убытков в связи с принятием им неверных бизнес-решений. Это позволяет сделать, прежде всего, правило, закрепленное п. 1 ст. 53.1 ГК РФ.

Так, при нарушении лицом, уполномоченным законом и (или) учредительными документами действовать от имени организации, положений о добросовестности, оно несет ответственность. Из приведенной правовой нормы следует, что в случае нарушения единоличным исполнительным органом обязательств, связанных с добросовестным и разумным поведением, с него будут взысканы убытки.

Доказательствами причинения компании убытка будут выступать обстоятельства, подтверждающие наличие убытка и недобросовестное поведение руководителя. Кроме того необходимо доказать причинно-следственную связь и вину генерального директора.

Важно отметить, что, в соответствии с позицией Пленума ВАС РФ, изложенной в п. 6 постановления от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ), суд может взыскать с генерального директора убыток даже в том случае, если его размер не установлен. При этом суд должен определить размер убытка из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Из Постановления Пленума ВАС РФ следует, что одобрение действий генерального директора уполномоченным органом не является основанием для освобождения его от ответственности. Например, сделка, заключенная генеральным директором, была одобрена советом директоров общества, в результате исполнения данной сделки обществу был нанесен ущерб. В этом случае генеральный директор должен самостоятельно нести ответственность, поскольку в результате именно его недобросовестного поведения компания потерпела убытки.

По общему правилу добросовестность и разумность действий генерального директора презюмируется.

Вместе с тем, из Постановления Пленума ВАС РФ следует, что если генеральный директор откажется от дачи пояснений, то бремя доказывания своей невиновности в причинении компании убытка может быть возложено на него.

Кроме того Пленум ВАСРФ дает определения недобросовестных и неразумных действий (бездействие) единоличного исполнительного органа.

[1]

Так, действие генерального директора признается недобросовестным в случаях, если он:

  • действовал при наличии конфликта между его личными интересами и интересами юридического лица;
  • скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;
  • совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;
  • после прекращения своих полномочий удерживает у себя и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;
  • знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, в частности совершил сделку на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом, например, с фирмой-«однодневкой».

Сделкой на невыгодных условиях будет считаться сделка, по которой цена или иные условия существенно (в худшую сторону) отличаются от тех, на которых в сравнимых обстоятельствах юридическим лицом совершаются аналогичные сделки.
Действия или бездействие признается неразумным в случаях, если генеральный директор:

  • принимает решение без учета информации, имеющей значение в данной ситуации; до принятия решения не предпринимает действий, направленных на получение необходимой и достаточной информации, необходимой для принятия этого решения;
  • совершает сделку без соблюдения внутренних процедур обычно требующихся или принятых в данной компании.

В случае выявления названных признаков недобросовестности у собственника бизнеса есть реальная возможность получить с назначенного им управленца денежную компенсацию за причинные убытки.

Читайте так же:  Образец должностной инструкции исполнительного директора

Можно ли взыскать с управленца убыток, образовавшийся в результате возникновения у компании дополнительных налоговых обязательств, полагаю, интересует многих.

Одним из первых дел по взысканию убытка с руководителя по фискальным доначислениям было дело ООО «Майндшер Интерекшн» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 декабря 2013 г. № 09АП-40205/2013 по делу № А40-56721/2013). Судом был удовлетворен иск к бывшему генеральному директору на сумму 7 578 727 руб., которая им была перечислена на счета фирмы- «однодневки», а сделка с этим контрагентом была признана налоговиками фиктивной.

В настоящее время практика предъявления собственниками исков к назначенным ими директорам после проведенной фискальной проверки получила свое развитие.
Например, при рассмотрении дела ООО «Управдом-С» (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 27 января 2016 г. № 10АП-15093/2015 по делу № А41-39377/15) судом был удовлетворен иск к генеральному директору о взыскании налоговых доначислений (штрафа и пени). Арбитры встали на сторону общества и признали, что недобросовестное поведение руководителя стало причиной налоговой ответственности общества.
Арбитражный суд, рассматривая требования ЗАО «Компания Интерспортстрой» к генеральному директору, признал их обоснованными и взыскал с руководителя начисленные фискалами пени и штраф (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 ноября 2015 г. № 09АП-45501/2015-ГК по делу № А40-16650/2015). Арбитры посчитали отсутствие у руководителя должной осмотрительности при заключении договора и перечисление денег на счета фирм, отвечающих признакам фирм-«однодневок», стало причиной убытков. При рассмотрении налогового спора арбитры пришли к выводу о законности решения налогового органа в части доначислений недоимки, пени и штрафа по сделкам с фирмами-«однодневками», а судебный акт по спору с налоговой инспекцией был принят в качестве доказательства, подтверждающего обоснованность требований общества.

Приведенная судебная практика с очевидностью свидетельствует о том, что налоговая проверка несет в себе риски не только для бизнеса, но и для директора, так как он лично должен будет возместить убытки, возникшие в результате проверки фискалов.
Причем при рассмотрении такого спора у истца нет необходимости в подтверждении точного размера убытка, а ответчика суд может обязать доказывать свою невиновность.

Вместе с тем взыскание убытков с руководителя обусловлено не только налоговыми доначислениями.

В связи с заключением директором сделки, цена по которой была занижена по сравнению со среднерыночной ценой, с директора могут взыскать убыток (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 февраля 2015 г. № Ф08-549/2015 по делу № А32-7549/2013, Определением Верховного Суда РФ от 18 июня 2015 г. № 308-ЭС15-5717 отказано в передаче дела № А32-7549/2013 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства). По указанному делу с руководителя был взыскан убыток, составляющий 125 797 621 руб.

[2]

Топ-менеджер может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности, если сделка, заключенная единоличным исполнительным органом, не имеет экономического эффекта, а также в том случае, если не соблюден установленный корпоративным регламентом порядок одобрения такой сделки, например, заключение договора не былоодобрено советом директоров.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 12 ноября 2014 г. по делу № А40-112263/13 с руководителя компании был взыскан убыток в сумме 38 152 000 руб., возникший при погашении обществом векселя, выданного директором при отсутствии одобрения такой выдачи. С генерального директора Арбитражный суд г. Москвы взыскал вексельный долг в качестве убытка, которое устояло в трех судебных инстанциях. ВС РФ не нашел оснований для пересмотра оспариваемых судебных актов по данному делу (Определение Верховного Суда РФ от 7 сентября 2015 г. № 305-ЭС15-10750 по делу № А40-112263/2013).

ООО «Дом-Строй» смогло получить с руководителя (постановление ФАС Московского округа от 19 марта 2014 г. № Ф05-484/2014 по делу № А41-2271/13) компенсацию убытков в размере 223 869 595 руб. Генеральный директор в нарушение инвестиционного договора, по которому квартиры должны были быть переданы инвестору, заключил с дольщиками 87 договоров участия в долевом строительстве в отношении этих квартир. Указанное обстоятельство стало причиной для подачи инвестором иска с требованием к ООО «Дом-Строй» о выплате неустойки в размере 223 667 595 руб. Общество погасило неустойку инвестору, но убытки, связанные с выплатой этой неустойки, взыскало с директора.

Наряду с указанным, следует отметить еще один немаловажных аспект недобросовестного поведения топ-менеджера компании, связанный с возможностью привлечения его к уголовной ответственности. Недобросовестное поведение может быть квалифицировано как преступление, а вердикт арбитров станет доказательством уже по уголовному делу.

Взыскание убытков с руководителя организации-банкрота в пользу налогового органа

Василий Гавриленко,
ведущий юрист направления

«Налоги и право» Группы компаний
SRG

В начале марта Конституционный суд Российской Федерации принял постановление, изменяющее позицию судов относительно практики взыскания убытков с руководителя организации-должника в пользу налогового органа в рамках процедуры банкротства (Постановление КС РФ от 5 марта 2019 года № 14-П).

В 2009 году Арбитражный суд Республики Мордовия по заявлению налоговой инспекции признал общество «С» банкротом. 22 сентября 2009 года было открыто конкурсное производство и назначен арбитражный управляющий. Однако в результате имущества должника не хватило для выплаты вознаграждения арбитражному управляющему.

Управляющий через суд добился соответствующего возмещения от налогового органа как от заявителя по делу о банкротстве. Налоговый орган, в свою очередь, обратился в суд общей юрисдикции с иском к Н. – бывшему директору общества – о взыскании понесенных убытков.

Требования были удовлетворены, а вышестоящие суды оставили решение без изменения.

Н. не согласился с позицией судов и обратился в КС РФ с жалобой о проверке конституционности законоположений, положенных в основу судебных решений (ст. 15, п. 1 ст. 200, ст. 1064 Гражданского кодекса, подп. 14 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса, абз. 2 п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 10, п. 3 ст. 59 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

По его мнению, оспариваемые положения неконституционны во взаимосвязи, поскольку позволяют:

  • возлагать на руководителя должника обязанность обратиться в арбитражный суд с заявлением должника, если удовлетворены требования одного или нескольких кредиторов и при этом нет доказательств того, что исполнить денежные обязательства перед другими кредиторами полностью невозможно;
  • считать убытками судебные расходы и оплату услуг арбитражного управляющего, понесенные налоговым органом как заявителем, инициировавшим дело о банкротстве, а также исчислять срок исковой давности не со дня, когда лицу стало достоверно известно о нарушении своего права, а со дня, когда это лицо лишилось своего имущества;
  • предъявлять иск о взыскании убытков, понесенных налоговым органом в деле о банкротстве, с бывшего руководителя организации при нарушении им обязанности обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании этой организации банкротом.
Видео (кликните для воспроизведения).

Чтобы понять суть, а также дальнейшую перспективу развития выраженной в рассматриваемом постановлении позиции КС РФ, давайте разберем, как порядок взыскания убытков с директора компании-должника регулировался ранее, каковы актуальные на сегодняшний день положения законодательства и как в течение этого времени складывалась судебная практика.

Как было раньше

Виталий Гензель,
директор направления «Налоги и право» Группы компаний SRG

По общему правилу, руководитель организации-должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких приводит к тому, что исполнить денежные обязательства в полном объеме перед другими кредиторами становится невозможно (абз. 2 п. 1 ст. 9 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – закон о банкротстве).

В отношении Н. суды применили п. 1 ст. 10 закона о банкротстве еще до того, как эта статья была признана утратившей силу (Федеральный закон от 29 июля 2017 г. № 266-ФЗ). Согласно данному положению руководитель должника, нарушивший положения закона о банкротстве, обязан возместить убытки, причиненные в результате этого нарушения.

Если у должника отсутствуют средства, достаточные для погашения судебных расходов, а также для выплаты арбитражному управляющему вознаграждения, заявитель, инициировавший дело о банкротстве, обязан погасить их в части, не погашенной за счет имущества должника (п. 3 ст. 59 закона о банкротстве). Исключение составляют расходы на выплату суммы процентов по вознаграждению арбитражного управляющего. А при продолжении дела о банкротстве должника выплаты, осуществленные заявителем в счет погашения указанных расходов, компенсируются в порядке удовлетворения требований кредиторов той очереди, к которой относились осуществленные выплаты.

Рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, поданных с 1 июля 2017 года, производится по новым правилам закона о банкротстве. Однако в настоящее время суды продолжают рассматривать споры, связанные с заявлениями, поданными еще до названой даты.

Характерным примером судебной практики по данному спору может служить дело в отношении генерального директора М. с аналогичной фабулой (постановление Арбитражного суда Московского округа от 14 марта 2018 г. по делу № А41-102264/17).

В рамках данного дела суд первой инстанции взыскал с руководителя должника в пользу налогового органа убытки, составляющие расходы на оплату услуг арбитражного управляющего. Вышестоящие суды согласились с доводами решения и оставили его в силе.

Как впоследствии заключил Верховный Суд Российской Федерации, руководитель должника, не имея возможности погасить задолженность организации перед бюджетом, не обратился в арбитражный суд с заявлением о несостоятельности (банкротстве) должника, что привело к возникновению убытков на стороне налоговой инспекции (Определение ВС РФ от 4 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-24307).

При этом стоит отметить, что положительная практика утвердилась только при взыскании убытков в пользу налоговой службы. Если заявителем является юридическое лицо, суды нередко отказывают в возмещении убытков (определение Арбитражного суда Тюменской области от 24 декабря 2015 г. по делу № А70-2002/2011). ВС РФ указал, что сам по себе факт признания действий руководителя недобросовестными не свидетельствует о совершении им действий и принятии решений, повлекших неплатежеспособность должника и возбуждение процедуры банкротства по заявлению общества (Определение ВС РФ от 6 декабря 2016 г. № 304-ЭС15-9172).

По данным судебным актам можно проследить, как меняется вектор судебного мнения в зависимости от статуса заявителя.

Как регулируется в настоящее время

В настоящее время суть положений п. 1 ст. 10 закона о банкротстве изложена в ст. 61.13 этого же закона, которая содержит аналогичную позицию.

Так, руководитель должника, нарушивший положения закона о банкротстве, по-прежнему обязан возмещать убытки, причиненные в результате такого нарушения (п. 1 ст. 61.13 закона о банкротстве).

Таким образом, рассматриваемая позиция КС РФ должна будет учитываться и по делам, рассматриваемым по нормам закона о банкротстве в новой, актуальной редакции.

Суть позиции КС РФ

КС РФ постановил пересмотреть правоприменительные решения, принятые по делу гражданина Н. Суд указал, что защита имущественных прав, включая права требования, должна осуществляться с учетом баланса интересов всех участников: собственников, кредиторов и должников.

Меры, предусмотренные законом о банкротстве и ГК РФ, приняты для предотвращения банкротства и восстановления платежеспособности должника, а при признании должника банкротом – для обеспечения интересов кредиторов. Существующая обязанность руководителя должника подать заявление о банкротстве в арбитражный суд направлена на защиту интересов кредиторов, и сама по себе не может нарушать конституционные права граждан.

Расходы на проведение процедур в деле о банкротстве и на выплату арбитражному управляющему вознаграждения возмещаются за счет имущества должника. Однако, уточнил КС РФ, если этого имущества недостаточно или его нет, затраты обязан погасить заявитель (в том числе уполномоченный орган, и тогда траты возлагаются на бюджет РФ).

Следовательно, кредитор изначально должен обоснованно рассчитывать на экономический успех, поскольку возможность взыскать средства с руководителя организации не может стимулировать запуск процедуры банкротства.

Более того, факт замещения должности руководителя должника не свидетельствует о его виновности, а возникновение у уполномоченного органа расходов не должно автоматически признаваться следствием действий этого руководителя.

При этом уполномоченный орган также вправе не подавать заявление о банкротстве, если это повлечет лишь напрасные расходы. Процесс банкротства должника не должен возбуждаться лишь формально.

Прежде чем подать заявление о банкротстве, заявитель, суд и арбитражный управляющий должны произвести оценку имущества должника для покрытия расходов. Эти действия призваны исключить возникновение убытков, в том числе и из бюджета РФ.

Соответственно, возложение таких убытков в полном объеме только на руководителя должника не отвечает критериям справедливости и соразмерности.

Без исследования всех обстоятельств и ненадлежащих действий других лиц невозможно однозначно установить, что убытки у уполномоченного органа связаны лишь с противоправным поведением руководителя. Иное истолкование оспариваемых норм не согласуется с Конституцией РФ и потому невозможно.

Таким образом, КС РФ установил для заявителя, в том числе налогового органа, требования разумности и осмотрительности при подаче заявления о признании должника банкротом. Это говорит о подтверждении равенства правового статуса обычного заявителя и налоговой службы, а также о дополнительной защите контролирующего лица должника при нехватке конкурсной массы для возмещения расходов при проведении процедуры банкротства.

Что может измениться

На наш взгляд, данная позиция КС РФ носит позитивный характер и должна изменить практику применения норм законодательства о возмещении убытков и привлечению к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника в следующих направлениях:

  • повысить качество досудебного анализа имущественного состояния должника;
  • снизить количество подаваемых заявлений о банкротстве со стороны налоговых органов;
  • изменить судебную практику по вопросу возмещения убытков при недостаточности конкурсной массы должника.

Штрафы и пени по налоговым недоимкам общества-банкрота могут взыскать с его руководителя как причиненные обществу убытки

С руководителя хозяйственного общества в рамках дела о банкротстве могут быть взысканы убытки на основании п. 3 ст. 53 ГК РФ в размере доначисленных по итогам налоговой проверки пеней и штрафов. Включение требований налогового органа в реестр требований кредиторов должника и фактическая невозможность исполнить должником обязанности по уплате штрафов и пеней не являются основанием для освобождения руководителя от ответственности.

Реквизиты судебного акта

Конкурсный управляющий М.

По результатам проведенной проверки налоговая инспекция вынесла в отношении ООО «Квант-НН» (далее — общество) решение о доначислении обществу налогов за период с 1 января 2008 г. по 31 декабря 2010 г. в общей сумме 5 млн руб., начислении пеней в сумме 1,5 млн руб. При этом общество было привлечено к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения в виде штрафа в сумме 0,3 млн руб.

В проверяемый период полномочия руководителя должника исполняла Ф.

Впоследствии решением суда от 16.07.2014 общество было признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.

Конкурсный управляющий обществом обратился в суд с заявлением о возмещении бывшим руководителем Ф. на основании п. 3 ст. 53 ГК РФ убытков, составивших суммы налоговой недоимки, пеней и штрафа.

Позиция судов

Суд первой инстанции удовлетворил требование арбитражного управляющего в части возмещения убытков в размере 1,8 млн руб. (в данную сумму вошли начисленные пени за неуплату налогов и штраф). При этом суд исходил из того, что необходимой причиной начисления пеней и привлечения общества к ответственности в виде штрафа послужили недобросовестные действия Ф., допустившей намеренное искажение документации общества в целях занижения налогооблагаемой базы. Данное решение поддержал суд апелляционной инстанции.

Суд округа отменил решения нижестоящих судов и отказал в удовлетворении требования арбитражного управляющего. Он исходил из того, что на стороне общества не возникло реального ущерба от действий руководителя. Взыскание пеней и штрафов на основании решения налогового органа само по себе не свидетельствует о причинении ущерба обществу. Оно не уплатило соответствующие суммы и не сможет их выплатить в ходе конкурсного производства из-за недостаточности имущества для проведения расчетов с кредиторами. Конкурсный управляющий не представил доказательств возможности погашения указанной задолженности в ходе расчетов с кредиторами.

Таким образом, резюмировал суд округа, в материалах дела отсутствуют доказательства наличия всей совокупности элементов для привлечения Ф. к ответственности в виде взыскания убытков.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил постановление суда округа и оставил в силе акты первой и апелляционной инстанции, руководствуясь следующей логикой.

Прежде всего, ВС РФ отметил, что в рассматриваемом случае на разрешение суда в рамках дела о банкротстве был передан корпоративный спор по иску хозяйственного общества в лице конкурсного управляющего о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу его единоличным исполнительным органом.

Единоличный исполнительный орган отвечает перед юридическим лицом за причиненные убытки, если необходимой причиной их возникновения послужило недобросовестное и (или) неразумное осуществление руководителем возложенных на него полномочий (п. 3 ст. 53 ГК РФ, ст. 44 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»). В частности, при привлечении юридического лица к публично-правовой ответственности (налоговой, административной и т.п.) по причине недобросовестного и (или) неразумного поведения директора с такого руководителя могут быть взысканы понесенные юридическим лицом убытки. Соответствующие разъяснения содержатся в п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее — постановление № 62).

В рамках рассматриваемого дела суды первой и апелляционной инстанций признали доказанными факты недобросовестного поведения Ф. в качестве руководителя и установили наличие причинно-следственной связи между ее действиями и привлечением общества к ответственности в виде штрафа, дополнительным начислением ему пеней (ст. 75 и 122 НК РФ). При должном исполнении Ф. обязанностей руководителя соответствующие обязательства не возникли бы. Требования уполномоченного органа о погашении задолженности по пеням и штрафу включены в реестр требований кредиторов общества.

ВС РФ признал, что суд округа неправильно применил ст. 15 ГК РФ, устанавливающую правила расчета сумм, подлежащих выплате в возмещение убытков. Первая кассация не приняла во внимание, что по делам о возмещении директорами убытков их размер определяется по общим правилам п. 2 ст. 15 ГК РФ (абз. 1 п. 6 постановления № 62).

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Пункт 2 ст. 15 ГК РФ

Читайте так же:  Допрос несовершеннолетнего - основные правила проведения

Иными словами, юридическое лицо, чье право нарушено, вправе требовать возмещения в том числе расходов, которые оно произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Это означает, что в результате возмещения убытков хозяйственное общество должно быть поставлено в то положение, в котором оно находилось бы, если бы его право не было нарушено. Применительно к рассматриваемому случаю до совершения Ф. действий, связанных с искажением документации, общество не имело долговых обязательств перед бюджетом по пеням и штрафу. Возврат общества в состояние, существовавшее до нарушения права, предполагает восстановление прежней структуры его баланса (даже если она отрицательная), которая была бы без неправомерного вмешательства Ф. Применительно к данному делу речь идет о снижении за счет руководителя совокупного размера обязательств общества на сумму, равную сумме дополнительных долгов по санкциям, возникших из-за действий этого руководителя. Ф. в таком случае должна выплатить обществу денежную компенсацию. Размер данной компенсации определяется суммой привнесенных ею долгов и не зависит от того, как соотносятся активы общества с иными его обязательствами.

С учетом изложенного ВС РФ пришел к выводу, что суды первой и апелляционной инстанций обоснованно взыскали с бывшего руководителя 1,8 млн руб. убытков.

Долги общества-банкрота могут быть взысканы с недобросовестного руководителя.

Верховный суд РФ считает, что руководитель должен отвечать перед юр. лицом за причиненные убытки, если причиной их возникновения послужило недобросовестное осуществление им возложенных на него полномочий (п. 3 ст. 53 ГК РФ, ст. 44 закона «Об ООО» от 08.02.1998 № 14-ФЗ, п. 4 постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах…» от 30.07.2013 № 62).По делам о возмещении директорами убытков их размер определяется по общим правилам п. 2 ст. 15 ГК РФ (абз. 1 п. 6 постановления № 62): юр.лицо, чье право нарушено, может требовать возмещения в том числе расходов, которые оно произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. В результате возмещения убытков хозяйственное общество должно быть поставлено в то положение, в котором оно находилось бы, если бы его право не было нарушено. Возврат общества в состояние до нарушения права предполагает восстановление прежней структуры его баланса, т. е. снижение за счет руководителя совокупного размера обязательств общества на сумму, равную сумме дополнительных долгов по санкциям, возникших из-за действий этого руководителя. Размер компенсации определяется суммой привнесенных долгов и не зависит от того, как соотносятся активы общества с иными его обязательствами.

Читайте так же:  Сфера мониторинга закупок по 223-фз в интересах малого бизнеса расширена

Определение ВС РФ от 11.05.2018 № 301-ЭС17-20419 по делу № А43-15211/2014, по делу о взыскании убытков юр. лиц с руководителей

ФЗ №14 от 08.02.1998 «Об ООО»

Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах…» от 30.07.2013 № 62

Взыскать убытки с директора: ВС рассказал, как правильно толковать постановление Пленума ВАС

Директор компании подписал договор подряда, который она оплатила, но ничего не получила взамен. Когда фирма обанкротилась, ее управляющий добился признания договора недействительным, а затем тщетно пытался взыскать убытки с «подрядчика». Затем он заявил аналогичный иск к экс-директору, но исполнительное производство в отношении «подрядчика» еще не было окончено, и суды решили, что это грозит двойным взысканием. АС СЗО сделал такой вывод на основании одного из пунктов постановления Пленума ВАС. Но ВС увидел в нем же совсем другую логику.

До экономколлегии дошел спор о привлечении бывшего руководителя «Элитхаус» Даниила Харитонова к ответственности в размере 12,1 млн руб. (№ А56-12248/2013). Претензии к экс-директору предъявил конкурсный управляющий «Элитхауса» Алексей Боравченков из Некоммерческого партнерства «Межрегиональная саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих». В декабре 2014 года его усилиями был признан недействительным (мнимым) договор подряда 2009 года с «Гаммастройпроект» на 12,1 млн руб. Эти деньги «Элитхаус» заплатил исполнителю, но никаких работ выполнено не было, да и документов не осталось. Но получить что-то с «подрядчика» оказалось затруднительно.

Поэтому Боравченков решил взыскать убытки с бывшего руководителя «Элитхауса», который подписал тот самый договор подряда как заказчик. Он был уверен, что неоконченное исполнительное производство в отношении «Гаммастройпроекта» не препятствует взысканию денег с директора Харитонова, поскольку сама компания долг не отдает. Но санкт-петербургские суды один за другим отклонили его требования. Во-первых, они сочли недоказанной вину руководителя, во-вторых, исходили из того, что исполнительное производство мнимого подрядчика не окончено, а значит, еще есть возможность получить с него долг. В частности, 13-й Арбитражный апелляционный суд в подтверждение своего вывода сослался на п. 8 постановления Пленума ВАС 30 июля 2013 г. № 62, который регулирует выплату убытков органами юрлиц. Если компании удалось возместить убытки другим способом, то иск к директору надо отклонить, процитировала апелляция разъяснение ВАС. С таким толкованием согласился АС Северо-Западного округа.

Читайте так же:  Нужна ли онлайн-касса для интернет-магазина и как выбрать кассовый аппарат

Тогда Боравченков пожаловался в Верховный суд. Он настаивал, что директор расходовал средства общества нерационально и разумно. Взыскание с него убытков нельзя назвать двойной ответственностью, поскольку их не возвратила сама компания, подчеркнул управляющий в своей жалобе. Эти доводы показались заслуживающими внимания судье ВС Сергею Самуйлову. 16 января «тройка» под его председательством выслушала аргументы участников дела.

Недобросовестный должник и добросовестный кредитор

На один и тот же долг может быть два судебных акта, это еще не значит, что по ним будет двойное взыскание, убеждал представитель Федеральной налоговой службы (одного из кредиторов «Элитхауса») Олег Степанов. По логике трех судов получается, что банк не может предъявить требования к должнику и пяти поручителям одновременно, привел аналогию юрист ФНС. По его словам, тут уже кредитор должен вести себя добросовестно и не принимать лишние деньги. А другая сторона, в свою очередь, может доказывать меньший размер убытков.

Управляющий не представил документов об исполпроизводстве, потому что «не успел», объяснила его представитель Ольга Цомаева. «Сейчас знаем, что приставы потеряли исполлист, будем получать дубликат», – уточнила она.

– А если деньги будут взысканы одновременно [по двум документам]? – спросил судья Денис Капкаев.

– Появятся новые правоотношения между должником и его бывшим директором, – ответила Цомаева.

– Какого рода отношения? – осведомился судья Иван Разумов.

Цомаева затруднилась ответить, а потом заявила, что банкрота это не будет касаться. А трое судей отправили дело на новое рассмотрение.

То же разъяснение, противоположный смысл

Почему ВС отменил акты нижестоящих инстанций, стало известно 24 января, когда был опубликован полный текст определения. Согласно ему, суды толком не проверили заявление управляющего о том, что директор действовал недобросовестно.

Несостоятельна и ссылка судов на то, что «Элитхаус» еще может возместить убытки в рамках исполнительного производства «Гаммастройпроекта». Здесь ВС процитировал тот же 8 пункт 62 постановления, но придал ему совсем другой смысл. Правило обязывает отклонять иск к директору, если убытки уже погашены другим способом. Но сумел ли «Элитхаус» получить хоть какие-то деньги с «Гаммастройпроекта», суды не выясняли. А значит, решила коллегия ВС, действует другое правило из этого же пункта. Оно гласит, что вопрос о взыскании убытков с директора должен решаться вне зависимости от того, могла ли компания вернуть деньги другим способом. Конечно, если фактического возмещения не было.

Суды приравняли само исполнительное производство и получение по нему денег, а Верховный суд указал им на эту ошибку, резюмирует Виталий Силин из Nektorov, Saveliev & Partners. Позиция ВС, конечно, не новая, но разъяснение все-таки актуально, учитывая, что два суда по-разному оценили одно и то же разъяснение от ВАС, продолжает партнер фирмы «Кульков, Колотилов и партнеры» Николай Покрышкин. «Конкуренцию» двух производств он считает оправданной, ведь подобные долги в целом сложно вернуть. «Если не дать кредитору «преследовать» цель сразу по двум направлениям – это ухудшило бы и без того мрачную статистику взыскания», – рассуждает Покрышкин.

Видео (кликните для воспроизведения).

ВАС в свое время решил и «коллизию» исполнения двух судебных актов на примере реституции и виндикации в банкротстве, обращают внимание Родион Ларченко и Марта Редхер из АБ Forward Legal. Если исполнен один акт, то производство по второму прекращает пристав-исполнитель, а если оба – осуществляется поворот исполнения по тому акту, который был «оплачен» позднее, цитируют юристы п. 16 постановления Пленума ВАС от 23 декабря 2010 г. № 63.

Источники


  1. Теория государства и права. — М.: Дрофа, 2013. — 710 c.

  2. Прокуронова, С. С. Теория государства и права. Конспект лекций / С.С. Прокуронова. — М.: Издательство Михайлова В. А., 2000. — 949 c.

  3. Корнев, А.В. Социология права. Учебник / А.В. Корнев. — М.: Проспект, 2016. — 825 c.
  4. Смоленский, М. Б. Теория государства и права для студентов вузов / М.Б. Смоленский. — М.: Феникс, 2014. — 256 c.
  5. Адвокатская деятельность и адвокатура в России. Часть 2. Особенная часть, специализация / ред. И.Л. Трунов. — М.: Эксмо, 2016. — 864 c.
Долги общества-банкрота могут быть взысканы с недобросовестного директора
Оценка 5 проголосовавших: 1

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37