Судебный зачет подчиняется общим правилам позиция вс рф

Полная информация на тему: "Судебный зачет подчиняется общим правилам позиция вс рф" в помощь грамотному гражданину.

Верховный суд подтвердил зачет спорных требований

Зачет спорных требований допускается. Даже если другая сторона не согласна с размером или самим фактом наличия требования, его можно зачесть.

Данную позицию подтвердил Верховный Суд РФ: 29 августа 2017 года Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда РФ (далее – СКЭС) указала, что бесспорность зачитываемых требований не определена Гражданским кодексом РФ (далее – ГК РФ) в качестве условия зачета.

Удивительно, но суды трех нижестоящих инстанций занимали другую точку зрения, хотя именно позиция о возможности зачета спорных требований еще в 2012 году была четко сформулирована ВАС РФ.

[2]

Суть спора, логика нижестоящих судов и аргументы СКЭС – в нашем новом обзоре.

1.СУТЬ СПОРА

НЛМК оплатил товар частично, что привело к образованию задолженности в размере около 1,5 млн рублей. Ранее НЛМК обнаружил недостачу на такую же сумму в нескольких партиях в 2013 году, но ГОК тогда не признал претензий.

В связи с образованием задолженности ГОК подал иск о взыскании задолженности и неустойки. В свою очередь НЛМК подал встречный иск о взыскании стоимости недостающего оплаченного товара, поставленного по тому же договору поставки.

Арбитражный суд города Москвы (АСГМ), 9 арбитражный апелляционный суд (9ААС) и Арбитражный суд Московского округа (АС Московского округа) удовлетворили первоначальный иск в полном объеме и частично – встречный иск.

Суды отклонили довод НЛМК о прекращении обязательства в связи с зачетом встречных однородных требований, указав, что зачет как способ прекращения встречных однородных требований в обязательствах предполагает их бесспорность. Поскольку требование НЛМК к ГОК носило спорный характер, суды посчитали, что законных оснований для признания зачета состоявшимся не имеется.

В свою очередь СКЭС не согласилась с решениями нижестоящих судов, отменила их акты и отказала в удовлетворении первоначального и встречного исков. Коллегия подтвердила, что ГК РФ не требует, чтобы зачитываемые требования были бесспорными и привела следующие аргументы:

Наличие спора в отношении одного из зачитываемых требований не препятствует подаче заявления о зачете при условии, что по обязательству, на прекращение которого направлено зачитываемое требование, на момент заявления о зачете не возбуждено производство в суде.

Кстати говоря, согласно преобладающей практике под моментом возбуждения производства в суде в данном случае (обычно – иначе) понимается дата подачи иска (например, его сдачи на почту); таким образом, другая сторона может еще и не знать об иске, направляя заявление о зачете. Об этом свидетельствует и брошенная мимоходом фраза СКЭС в рассматриваемом определении: «поскольку к моменту получения акта зачета иск в суд предъявлен не был…».

Само по себе оспаривание лицом, получившим заявление о зачете, наличия неисполненного им обязательства, требование из которого было предъявлено к зачету, не может рассматриваться в качестве основания для признания заявления о зачете как односторонней сделки недействительным.

Предъявление НЛМК встречного иска не свидетельствует о том, что зачет не состоялся.

Правовых оснований для удовлетворения первоначального и встречного исков не имелось, поскольку взаимные обязательства были прекращены зачетом.

2. КТО ЕЩЕ ОБРАЩАЛСЯ К ЭТОЙ ПРОБЛЕМЕ?

Ответ на поставленный перед судами вопрос еще в 2012 году дал Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в Постановлении от 07.02.2012 № 12990/11 по делу № А40-16725/2010-41-134, А40-29780/2010-49-263, чьи формулировки были дословно процитированы в определении СКЭС. Тем более удивительно, что три нижестоящие инстанции судов занимали другую позицию.

Так, ВАС РФ указал, что бесспорность зачитываемых требований и отсутствие возражений сторон относительно как наличия, так и размера требований не определены ГК РФ в качестве условий зачета. Следовательно, наличие спора в отношении одного из зачитываемых требований не препятствует подаче заявления о зачете при условии, что по обязательству, на прекращение которого направлено зачитываемое требование, на момент заявления о зачете не возбуждено производство в суде.

Если лицо, которое получило заявление о зачете, считает, заявление не повлекло правового эффекта в виде прекращения встречных обязательств, оно вправе обратиться в арбитражный суд по общим правилам искового производства о признании сделок недействительными и о применении последствий недействительности сделок (с иском о взыскании соответствующей задолженности либо о признании произведенного зачета недействительным как односторонней сделки).

Все информационные материалы «Мозго и партнеры» доступны на нашем сайте и странице в LinkedIn .

Настоящий материал не является юридической консультацией, подготовлен исключительно в ознакомительных и информационных целях. «Мозго и партнеры» не несет ответственности за возможные последствия использования содержащихся в настоящем материале сведений без обращения к профессиональным консультантам.

Пресса о ВАС РФ

ВС РФ утвердил правила рассмотрения споров по кредитным обязательствам

Президиум Верховного Суда РФ утвердил обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств. По некоторым вопросам позиции ВС РФ и ВАС РФ разошлись.

Так, ВС РФ установил, что рассмотрение споров, по которым кредитное обязательство обеспечивается поручительством физического лица, не являющегося предпринимателем, относится к подведомственности судов общей юрисдикции, если исковые требования были предъявлены одновременно и к поручителю, и к заемщику. В случае предъявления требований отдельно к заемщику (юрлицо) и поручителю (гражданин) спор подведомственен, соответственно, арбитражному суду и суду общей юрисдикции.

Несмотря на однозначную позицию ВС РФ, Президиум ВАС РФ все же допускает возможность отнесения спора, в котором требования предъявлены и к поручителю, и к заемщику, к подведомственности арбитражного суда, если у поручителя-гражданина имеется экономический интерес в выдаче поручительства. Так, в постановлении от 13.11.2012 N 9007/12 Президиум ВАС установил, что спор, вытекающий из договора поручительства, заключенного физлицом — единственным учредителем общества в целях обеспечения сделки этого общества, носит экономический характер, а следовательно подведомственен арбитражному суду. Как отметил ВС РФ, при разрешении споров о подсудности необходимо учитывать, что граждане-заемщики являются экономически слабой стороной. Распространенной практикой является включение банком в кредитный договор условий, предусматривающих подсудность споров по месту нахождения банка. Поскольку данные соглашения заключаются в виде договоров присоединения, у заемщиков нет возможности влиять на условия договора. Поэтому ВС РФ указал, что суд не может возвратить исковое заявление потребителя, поданное в соответствии с условиями договора, даже если такие условия нарушают правила о подсудности.

Читайте так же:  Юридическая сила постановлений пленума верховного суда

Как известно, при рассмотрении споров, связанных с недвижимостью, применяются правила об исключительной подсудности. Однако при разрешении споров об обращении взыскания на недвижимость, заложенную во исполнение кредитного обязательства, применяются общие правила о подсудности.

По требованиям о взыскании задолженности, подлежащей выплате по частям, срок исковой давности исчисляется отдельно по каждому просроченному платежу. Однако в случае, если повременной платеж уплачивался во исполнение условия договора, признанного ничтожным (например, условие об уплате комиссии за открытие и ведение ссудного счета), то срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности будет исчисляться с момента внесения заемщиком первоначального платежа.

Применительно к вопросу о действительности условий, устанавливающих помимо процентов за пользование кредитом уплату дополнительных платежей, в обзоре указано, что судам следует выяснять, являются ли такие суммы платой за самостоятельную услугу или они предусмотрены за стандартные действия, которые банк в любом случае совершил бы при предоставлении кредита. В последнем случае подобное условие является недействительным.

В обзоре устанавливается общий подход, согласно которому страхование риска ответственности заемщика возможно только в добровольном порядке. Установление обязанности застраховать жизнь и здоровье в качестве условия предоставления кредита свидетельствует о злоупотреблении свободой договора. Банкам запрещено навязывать условия страхования и указывать конкретную страховую компанию.

Интересной представляется позиция ВС РФ по вопросу о взыскания убытков, причиненных заемщику в связи с несвоевременным перечислением кредитору страховой выплаты. Поскольку страхование рисков заемщика осуществляется в пользу банков, то при наступлении страхового случая банк получает страховую выплату и кредитное обязательство прекращается. Если страховая организация допускает просрочку, то заемщик вынужден вносить проценты по кредиту, следовательно, он несет убытки по вине страховщика, что в свою очередь является основанием для их возмещения.

Стоит отметить, что ВС РФ фактически повторил положения ГК РФ в отношении прекращения поручительства, установив, что в случае изменения основного обязательства в сторону увеличения ответственности или возникновения иных неблагоприятных последствий для поручителя (без его согласия) поручительство прекращается. Однако Пленум ВАС РФ занял иную позицию, согласно которой поручитель в таком случае отвечает перед кредитором на первоначальных условиях обязательства, обеспеченного поручительством, как если бы изменения обязательства не произошло. Подобный подход способствует сохранению обязательства, не нарушая при этом интересов поручителя.

[1]

Ключевым в сфере обеспечения исполнения кредитных обязательств является вопрос снижения размера неустойки. В целом позиция, отраженная в обзоре, сводится к тому, что размер снижения неустойки не может быть менее ставки рефинансирования ЦБ РФ. В арбитражной практике данный вопрос разрешается иначе. Арбитражный суд, определяя величину, достаточную для компенсации потерь кредитора, может исходить из двукратной учетной ставки ЦБ РФ. Только в исключительных случаях допускается снижать неустойку до уровня однократной ставки рефинансирования, а в экстраординарных ниже этого уровня.

Президиум ВС РФ также разъяснил вопросы, связанные с обращением взыскания на недвижимое имущество, заложенное в обеспечение исполнения кредитного договора. Так, обращение взыскания на заложенную недвижимость возможно только в случае существенного нарушения кредитного обязательства. При этом если обязательство не связано с осуществлением должником предпринимательской деятельности, то необходимо также доказать наличие вины должника в нарушении договора.

В случае обращения взыскания на заложенное имущество суд определяет начальную продажную цену, основываясь на стоимости, установленной в договоре о залоге. При наличии спора между сторонами договора суд определяет стоимость самостоятельно. При этом необходимо учитывать, что действительная цена имущества могла вырасти по сравнению с ценой, определенной при заключении договора.

Если в ходе осуществления исполнительного производства торги по продаже заложенного имущества не состоялись по причине существенного уменьшения рыночной стоимости имущества, заинтересованная сторона (залогодатель, залогодержатель) вправе обратиться в суд, по решению которого обращено взыскание на предмет залога, с заявлением об изменении начальной продажной цены заложенного имущества. Подобное изменение является изменением порядка исполнения решения суда и не означает изменения ранее принятого решения суда по существу.

[3]

Применительно к основаниям расторжения договора в обзоре провозглашен подход, согласно которому условия договора, содержащие основания его досрочного расторжения, не предусмотренные законом, недействительны.

Статьи по предмету Предпринимательское право

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Предпринимательское право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Судебный зачет подчиняется общим правилам: позиция ВС РФ

Определением ВС РФ от 16.08.2018 № 305-ЭС18-3914 по делу № А40-79380/2017 отменены судебные акты трех инстанций, дело направлено на новое рассмотрение. ВС РФ указал, что момент зачета встречных обязательств определяется по нормам ГК РФ во всех случаях, в т. ч. если зачет произведен по решению суда.

По обстоятельствам дела истец обратился с требованием о взыскании неустойки, начисленной с учетом погашения части суммы в результате зачета по решению суда. По мнению истца, зачет, произведенный судом, прекращает обязательства в момент вступления решения в законную силу. Посчитав требования обоснованными, руководствуясь ст. 330, 410, 506, 516 ГК РФ, разъяснениями, изложенными в п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ «Обзор практики разрешения…» от 29.12.2001 № 65 (далее — информационное письмо № 65), суды трех инстанций пришли к выводу о наличии оснований для взыскания неустойки, удовлетворив заявленные требования частично.

Рассчитывая неустойку, суды исходили из того, что обязательства ответчика прекратились в день принятия решения судом, который произвел зачет.

ВС РФ указал следующее:

ВС РФ отклонил ссылку истца на преюдициальное значение вывода судов по предыдущему делу № А40-242406/2015 (рассматривались встречные требования тех же сторон и сделан вывод о правомерности начисления неустойки на всю сумму задолженности), поскольку правовые выводы судов не могут рассматриваться в качестве обстоятельств, не требующих доказывания.

Читайте так же:  Изменения закупок для учреждений культуры и иные нововведения в законах № 223-фз и 44-фз

На практике зачет чаще всего проводится путем составления двустороннего документа, см. образец в статье «Как составить акт зачета взаимных требований — образец?». Также представляет интерес статья о преюдициальном значении судебного акта: «Судебная преюдиция — значение и примеры».

О роли и значении постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации

В соответствии со ст. 56 Закона РСФСР от 8 июля 1981 г. «О судоустройстве РСФСР» Верховный Суд РСФСР «изучает и обобщает судебную практику, анализирует судебную статистику и дает руководящие разъяснения судам по вопросам применения законодательства РСФСР, возникающим при рассмотрении судебных дел. Руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РСФСР обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение».

Хотя данная норма не отменена, некоторые ученые и практические работники полагают, что она вступила в противоречие с положением ст. 120 Конституции Российской Федерации о том, что «судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону», и поэтому должна действовать лишь в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и Федеральному конституционному закону «О судебной системе в Российской Федерации».

Иными словами, предлагается исходить из того, что разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по вопросам применения действующего законодательства не могут быть обязательными для судов при рассмотрении ими конкретных дел и материалов.

В этой связи представляется необходимым определиться по вопросу о роли содержащихся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснений и их значении для практики федеральных судов общей юрисдикции.

По нашему мнению, значимость этих разъяснений отмечена в Конституции Российской Федерации, а именно: в ст. 126 наряду с другими полномочиями Верховного Суда РФ указано на его полномочие давать разъяснения по вопросам судебной практики.

То обстоятельство, что в отличие от содержания ст. 56 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» в ст. 126 Конституции Российской Федерации не говорится о том, что указанные разъяснения являются руководящими, на наш взгляд, ни в коей мере не означает, что их можно игнорировать. Напротив, толкование текста ст. 126 Конституции дает основание для вывода о том, что дача Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики является таким же равноценным его полномочием, как и другие полномочия, перечисленные в этой статье.

Роль и значение разъяснений Верховного Суда РФ для судебной и, в целом, правоприменительной практики можно проиллюстрировать на следующих примерах.

В принятой 12 декабря 1993 г. Конституции Российской Федерации закреплено, что каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений и что ограничение этого права допускается только на основании судебного решения (ст. 23). Кроме того, Конституцией гарантированы неприкосновенность жилища, а также то, что никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения (ст. 25).

Эти новые для отечественного законодательства положения, установившие судебный контроль за действиями, нарушающими конституционные права граждан, безусловно вызвали трудности у судов при практическом их применении.

Во избежание разнобоя в применении указанных норм Конституции Пленум Верховного Суда РФ принял 24 декабря 1993 г. Постановление N 13 «О некоторых вопросах, связанных с применением ст. ст. 23 и 25 Конституции Российской Федерации», в котором дал ряд разъяснений и тем самым ответил на множество поступавших из судов вопросов.

В частности, Пленумом разъяснено, что материалы, подтверждающие необходимость ограничения прав, указанных в ст. ст. 23 и 25 Конституции, предоставляются судье уполномоченными на то органами и должностными лицами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством и Законом Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», принятым Государственной Думой 5 июля 1995 г. По результатам рассмотрения материалов судьей выносится мотивированное постановление о разрешении провести оперативно-розыскные или следственные действия, связанные с ограничением права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений или с проникновением в жилище, либо об отказе в этом.

Разъяснено также, что в случае, если судья не дал разрешения на проведение указанных действий, уполномоченные на то органы и должностные лица вправе обратиться по тому же вопросу в вышестоящий суд.

Видео (кликните для воспроизведения).

Это постановление Пленума, сыгравшее важную роль в стабилизации практики судов по рассмотрению названных выше материалов, действует и в настоящее время, оказывая помощь судьям в правильном применении законодательства.

Другой пример. В связи с принятием Конституции Российской Федерации в практике разрешения конкретных судебных дел возник вопрос о том, как быть, если суд придет к выводу о противоречии подлежащего применению закона Конституции.

Ответ на этот и ряд других вопросов был дан в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия». В нем, в частности, обращено внимание судов на то, что согласно ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия. Суд, разрешая дело, применяет Конституцию, когда придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей, либо когда федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции, противоречит соответствующим ее положениям.

В качестве примера действенной помощи судам в правильном толковании и применении закона, которую оказывают разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, можно сослаться также на его постановление от 29 сентября 1994 г. N 6 «О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. N 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» (в редакции постановления Пленума от 25 октября 1996 г. N 10). В нем разъяснено, что в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, вступившего в силу 23 марта 1976 г. (нормы которого в силу ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации и имеют верховенство над ее внутренним законодательством), каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно.

Читайте так же:  Образец заявления на льготу по транспортному налогу

Исходя из этого, жалоба лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, его защитника или законного представителя относительно законности и обоснованности задержания должна приниматься судом к производству и разрешаться по существу применительно к порядку и основаниям, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством.

Как видно из приведенных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, их цель — не только обратить внимание судов на необходимость правильного толкования законов, но и обязать разрешать дела в точном соответствии с действующим федеральным законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права.

В этой связи представляется, что содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам судебной практики обязательны для судов, поскольку такие разъяснения, основанные на требованиях закона, способствуют правильному толкованию и единообразному применению закона на всей территории Российской Федерации и помогают избежать судебных ошибок.

Если исходить из того, что разъяснения Пленума обязательными для судов не являются, то возникают вопросы о том, была ли необходимость закреплять на конституционном уровне положение о даче Верховным Судом РФ разъяснений по вопросам судебной практики и к чему такие разъяснения, если их можно игнорировать?

В пользу позиции об обязательности для судов разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики уместно привести и такой довод.

До принятия Пленумом постановлений с разъяснениями по конкретной категории дел проводится большая работа по изучению данных судебной статистики и сбору необходимых материалов как непосредственно в Верховном Суде РФ, так и в нижестоящих судах с выездом на места судей Верховного Суда РФ. Наряду с этим запрашиваются справки по результатам обобщения судебной практики из Верховных судов республик, краевых, областных и соответствующих им судов. При этом акцентируется внимание на возникающих у судов вопросах по применению законодательства и на ошибках, допускаемых при разрешении конкретной категории дел.

Полученные материалы обобщаются и с привлечением специалистов соответствующих министерств и ведомств, а также ученых-правоведов разрабатывается первоначальный вариант проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ с разъяснениями по наиболее важным вопросам, от решения которых зависит качество осуществления правосудия по той или иной категории судебных дел. Данный проект рассылается в нижестоящие суды для получения отзывов на него. Кроме того, тот же проект постановления обсуждается в судебных коллегиях Верховного Суда РФ, а также на заседании Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ, после чего он дорабатывается с учетомпоступивших поправок.

В процессе этой работы приходится часто уточнять содержание разъяснений, что, в свою очередь, приводит к необходимости подготовки новых вариантов проекта. Затем он выносится на Пленум, где заслушиваются и обсуждаются позиции практических работников и ученых по каждому пункту проекта постановления. На этом же заседании Пленума образуется редакционная комиссия из числа его членов и иных участников обсуждения, которая дорабатывает проект с учетом высказанных предложений и замечаний и выносит его на Пленум для голосования.

Принятию этого документа предшествуют выступления Министра юстиции Российской Федерации, Генерального прокурора Российской Федерации и членов Пленума по существу доработанного проекта постановления, и лишь после этого он принимается путем голосования, причем по каждому его пункту.

Приведенный далеко не полный перечень вопросов, разрешаемых в ходе подготовки и принятия постановления Пленума, свидетельствует, на наш взгляд, не только о значимости содержащихся в нем разъяснений, но и подтверждает вывод о необходимости обязательного их учета при разрешении конкретных судебных дел.

Нельзя не отметить и то, что значение разъяснений Пленума как эффективного средства оказания помощи судам в правильном применении законов все более возрастает ввиду существенного изменения и дополнения действующего законодательства, а также принятия Гражданского кодекса Российской Федерации, Уголовного кодекса Российской Федерации и других федеральных законов.

Следует подчеркнуть, что, хотя отдельные положения постановлений Пленума имеют характер не разъяснений, а рекомендаций соответствующим судам (например, усилить надзор за правильным применением законодательства нижестоящими судами либо повысить внимание к выявлению и устранению причин правонарушений и условий, способствовавших их совершению, и т. д.), такого рода рекомендации также обязательны для судов, поскольку в соответствии со ст. 126 Конституции Российской Федерации на Верховный Суд РФ возложена обязанность по осуществлению судебного надзора за деятельностью судов общей юрисдикции.

В тесной связи с изложенным находится также вопрос о правовом характере разъяснений Верховного Суда РФ.

Учитывая уже упоминавшуюся конституционную норму о возложении на Верховный Суд РФ обязанности по даче разъяснений по вопросам судебной практики, полагаем, что эти разъяснения можно расценить как своего рода судебный прецедент.

В пользу такого вывода говорит прежде всего то, что в постановлении Пленума по применению законодательства сконцентрированы в обобщенном виде выработанные многолетней судебной практикой подходы к разрешению вопросов, возникающих при рассмотрении определенной категории гражданских либо уголовных дел, основанные на опыте и знании многих судей, других практикующих юристов и ученых, облекаемые в конечном счете в форму конкретных разъяснений. В этом их принципиальное отличие от научно-практического комментария к той или иной правовой норме, который дается одним либо группой ученых и зиждется, как правило, на собственном видении пути разрешения возникшей правовой проблемы.

Таким образом, можно констатировать, что содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам применения законодательства, основанные на требованиях закона и обобщенных данных судебной практики в масштабах страны, представляют собой своеобразную форму судебного прецедента и являются ориентиром, подлежащим обязательному учету в целях вынесения законных и обоснованных приговоров, решений, определений и постановлений.

Как свидетельствует практика рассмотрения дел в кассационной и надзорной инстанциях, игнорирование разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по применению федерального законодательства неминуемо приводит к постановлению ошибочных судебных решений.

Читайте так же:  Закрытие ип через мфц - пошаговая инструкция

Секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации В. В. ДЕМИДОВ

Судебный зачет подчиняется общим правилам: позиция ВС РФ

В соответствии с ч. 5 ст. 19 Закона о судебной системе Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики. Данная норма реализует положения ст. 126 Конституции РФ, которая гласит, что Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Последнее из названных полномочий Верховный Суд РФ реализует в различных формах, основными из которых являются принятие Пленумом Верховного Суда РФ постановлений и утверждение Президиумом Верховного Суда РФ обзоров судебной практики.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ представляет собой результат глубокого теоретического обобщения и переработки всего массива судебной практики в отдельно взятом направлении См., напр.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 №52 (ред. от 10.06.2010) «О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях» // Российская газета. — 12.01.2008; 15.06.2010.. Постановления Пленума Верховного Суда РФ менее всего связаны с деятельностью по непосредственному осуществлению правосудия. Поэтому как таковые судебные решения здесь отсутствуют, что не позволяет утверждать о прецедентом характере содержащихся в постановлении положений Сипулин С.В. К вопросу о понятии и характеристике судебного прецедента как источника права // Юристъ — Правоведъ. — 2008. — №6. — С. 34-35..

Велико влияние на осуществление судами правосудия обзоров судебной практики. В практике областных судов нередки случаи, когда именно позиция, высказанная Верховным Судом в обзоре, послужила основой принятого решения.

Так, приговором Благовещенского городского суда Амурской области Т. осужден по пп. «в», «г» ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 №63-ФЗ (ред. от 29.12.2010) // Собрание законодательства РФ. — 1996. — №25. — Ст. 2954; 2011. — №1. — Ст. 54. (далее — УК РФ) к шести годам лишения свободы. Не согласившись с приговором, Т. подал кассационную жалобу, в которой также просил обеспечить для него участие адвоката. Судом кассационной инстанции жалоба рассмотрена без участия защитника. Отменяя определение судебной коллегии и передавая дело на новое кассационное рассмотрение, Президиум Амурского областного суда указал в качестве основания нарушение требований уголовно-процессуального закона, выразившееся в рассмотрении дела в суде кассационной инстанции без обеспечения осужденного Т. защитником вопреки его просьбам. В основу решения Президиума была положена позиция Верховного Суда РФ о том, что по смыслу закона обязанность по обеспечению участия защитника в уголовном судопроизводстве возлагается не только на суд первой инстанции, но и на суд кассационной инстанции Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2009. — №7. — С. 21-22..

Проведем кратко сравнение обзоров с постановлениями Пленума Верховного Суда РФ.

Во-первых, природа любого юридического акта во многом определяется статусом издавшего его органа. В полной мере это применимо к постановлениям и обзорам Верховного Суда РФ. Обзоры, равно как и постановления Пленума Верховного Суда РФ, являются юридическими актами Верховного Суда РФ. Соответственно, их роль подчинена основной цели Верховного Суда РФ — осуществлению правосудия. Поэтому будет справедливо утверждать, что главная, хотя и не единственная, функция обзоров и постановлений — обеспечить единообразное и правильное применение судами законов и подзаконных нормативных актов. «Цель разъяснений заключается не только в том, чтобы акцентировать внимание судов на необходимости правильного и единообразного толкования законов, но и в том, чтобы обязать их разрешать дела в точном соответствии с законом» Савельева О.А. Постановления Пленума Верховного Суда РФ: роль в уголовном судопроизводстве // Мировой судья. — 2006. — №2. — С. 31..

Однако, если постановления принимаются Пленумом Верховного Суда РФ, то обзоры утверждаются Президиумом Верховного Суда РФ. Такое различие оказывает существенное влияние на определение правовой природы указанных актов.

Так, к полномочиям обоих органов относится изучение и анализ судебной практики, однако право издавать разъяснения для нижестоящих судов, предусмотренное Конституцией РФ, законом закреплено именно за Пленумом Верховного Суда РФ. Так, по уголовным делам Пленум Верховного Суда РФ рекомендует всем нижестоящим судам, а соответственно и органам прокуратуры и предварительного расследования, придерживаться определенных требований при применении уголовного закона по той или иной категории уголовных дел. Казуальное толкование (от слова «казус» — конкретный случай) осуществляет Президиум Верховного Суда РФ. Оно касается определенного преступления и не имеет общеобязательного значения, его цель, как правильно подчеркивает Ю.С. Жариков, «правильное разрешение именно единичной сложной юридической ситуации (связанной, например, с трудностями квалификации конкретного преступления), адекватное применение отдельных положений УК РФ (например, объективизация наказания виновному)» Жариков Ю.С. Роль постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в обеспечении законности уголовно-правового регулирования // Российский судья. — 2007. — №9. — С. 34-35..

Принимая во внимание различный уровень законодательного закрепления, в случаях возможных коллизий между постановлениями Пленума Верховного Суда РФ и обзорами первые должны обладать приоритетом или, насколько здесь допустима такая терминология, более высокой юридической силой.

Кроме того, к полномочиям Пленума Верховного Суда непосредственно не отнесено осуществление правосудия (в его узком определении, как деятельности по рассмотрению и разрешению гражданских, уголовных, административных дел), в то время как для Президиума оно является одним из основных. Как следствие — обзоры гораздо прочнее связаны с непосредственным осуществлением правосудия, в связи с чем практически всегда основаны на конкретном деле. В свою очередь, это оказывает существенное влияние на характер положений, содержащихся в обзорах и постановлениях Черепанова Е.В. Вопросы правового мониторинга в постановлениях Верховного Суда РФ // Журнал российского права. — 2010. — Т. 8. №164. — С. 77..

Как справедливо указывает профессор А.И. Рарог, «разъяснения по вопросам судебной практики носят общий характер и не могут иметь силы судебного прецедента» Рарог А.И. Правовое значение разъяснений Пленума Верховного Суда РФ // Государство и право. — 2001. — №2. — С. 51.. Поэтому вполне естественно, что степень абстрактности содержащихся в нем положений существенно выше. Более обоснованной представляется точка зрения о том, что Постановления Пленума Верховного Суда РФ при наличии в нем новых регулирующих элементов представляет собой нормативный правовой акт Савченко В.В. Правовая природа нормативного правового акта как источника права//Бизнес в законе.-2010.-№1.-С. 51.. Наличие установленной процедуры принятия, опубликование в официальных изданиях, обязательность и абстрактный характер положений свидетельствуют в пользу именно такого вывода. При отсутствии в нем новых элементов постановление Пленума представляет собой акт официального толкования, и его правовая природа в этом случае не вызывает особых сомнений.

Читайте так же:  Комитент и комиссионер - это

Таким образом, положения, содержащиеся в постановлениях и в обзорах, существенно различаются по степени абстрактности предписаний и по характеру отражения судебной практики.

В-четвертых, нельзя оставить без внимания такую специфическую черту обзоров, как разноплановость содержащихся положений. В тексте одного обзора содержатся положения о процессуальном и материальном праве различных отраслей, отражающих судебную практику за отчетный период времени. В то же время постановления Пленума, представляя собой более глубокую переработку опыта правоприменения, являются узкоспециализированными.

В заключение подчеркнем, что правовая природа постановлений и обзоров Верховного Суда РФ нуждается в дальнейшем исследовании. Уже сейчас в числе требующих решения проблем можно назвать вопросы о степени обязательности данных актов для нижестоящих судов, их месте в системе иных актов Верховного Суда РФ, механизме утверждения и изменения обзоров, преодоления коллизий между различными по времени обзорами, систематизации обзоров, последовательности высказанных в них позиций и т.д.

КС решит, является ли позиция Верховного суда основанием для пересмотра

Конституционный суд 26 сентября рассмотрит жалобы семи граждан. Они просят признать не соответствующей Конституции норму ГПК, которая относит к новым обстоятельствам, являющимися основанием для пересмотра дела, изменение в постановлении Президиума или Пленума Верховного Суда практики применения правовой нормы.

История спора

Жители Кемеровской области Дмитрий Абрамов, Владимир Ветлугаев, Сергей Долгунов, Елена Казаченко и Виктор Печков обращались в суд с исками к кузбасскому отделению Фонда социального страхования об индексации страховых выплат и взыскании пеней, а Михаил Рыбаков – с иском о возмещении вреда здоровью. Любовь Смирнова подавала иск не сама – в ее интересах это сделал прокурор. Он обратился в суд требованием обязать вологодское отделение Фонда социального страхования предоставить Смирновой путевку на санаторно-курортное лечение.

Все их иски были удовлетворены. Однако затем произошло следующее: все положительные для заявителей решения были отменены после принятия Верховным Судом определений по аналогичным делам с противоположными решениями.

Позиция заявителей

В связи с этим они просят признать несоответствующей основному закону норму, установленную в п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК, – именно в ней закреплено, что изменение Верховным судом практики применения нормы является новым обстоятельствам и позволяет пересматривать дела. Заявители считают, что указанная норма противоречит сразу 11 статьям Конституции.

По их мнению, оспоренная норма в силу неопределенности своего содержания позволяет считать новым обстоятельством для пересмотра вступившего в законную силу решения суда любое решение ВС.

Мнение экспертов

Коллизия вопроса в данном случае заключается в другом. Пройдя все инстанции и получив положительные для себя решения, заявители неожиданно для себя получили отмену после вынесения судебного акта по аналогичному делу. Именно данный факт, ввиду отсутствия в России прецедентного права, и должен быть рассмотрен судом.

Аналогичные обстоятельства не должны являться основанием для отмены судебных актов по другим спорам, так как каждое судебное дело индивидуально и в каждом конкретном споре содержится определенный объем доказательственной базы. Речь об отмене можно вести только в тех случаях, когда имеется полная преюдиция по спорам либо судами нарушен правовой подход в толковании права.

Роман Шишкин, руководитель налоговой практики КСК групп

С тем, что норма вряд ли будет признана неконституционной, согласен и Евгений Гурченко из АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». Он считает, что на заседании речь будет идти о выявлении конституционно-правового смысла данной нормы. Гурченко ожидает, что толкование нормы будет приведено в соответствие с толкованием аналогичной нормы АПК, относительно которой Конституционный суд уже давал детальные разъяснения.

С учетом данных позиций КС РФ по применению ст. 311 АПК РФ, вероятно, в данном деле также будет указано на ограничение случаев пересмотра судебных актов по новым обстоятельствам, а также необходимость соблюдения законных интересов частных лиц в спорах с публичными субъектами (в данном случае с Фондом социального страхования).

Он также отметил, что на ограничение возможности пересмотра дел по новым обстоятельствам в случае, если это ухудшает положение частных лиц в публичных правоотношениях, ранее указывал и Верховный суд.

Видео (кликните для воспроизведения).

Роман Зайцев, партнер Dentons, считает, что основная проблема кроется не столько в формулировках обжалуемой нормы, сколько в ее толковании правоприменительной практикой. «При таких обстоятельствах, полагаем, проблема может быть разрешена Конституционным Судом и без признания оспариваемых положений закона несоответствующими Конституции России», – отметил эксперт.

Источники


  1. Галахова, А. В. Особенная часть Уголовного кодекса Российской Федерации. Комментарий. Судебная практика. Статистика / Под редакцией В.М. Лебедева, А.В. Галахова. — М.: Городец, 2015. — 367 c.

  2. Жилина, Е. А. Юридическая служба предприятия: cоздание и управление / Е.А. Жилина. — М.: КноРус, 2010. — 168 c.

  3. Общее образование. Школа, гимназия, лицей. Юридический справочник директора, учителя, учащегося. — М.: Альфа-пресс, 2013. — 592 c.
  4. Жмудь, Л. Я. Зарождение истории науки в античности / Л.Я. Жмудь. — М.: Издательство Русского Христианского Гуманитарного Института, 2017. — 424 c.
  5. Перевалов, В. Д. Теория государства и права / В.Д. Перевалов. — М.: Юрайт, Юрайт, 2010. — 384 c.
Судебный зачет подчиняется общим правилам позиция вс рф
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here