Утвержден обзор практики применения правил об обязательном претензионном порядке

Полная информация на тему: "Утвержден обзор практики применения правил об обязательном претензионном порядке" в помощь грамотному гражданину.

ТОП-15 позиций окружных судов о претензионном порядке

Эксперты Системы Юрист подготовили обзор судебной практики по соблюдению обязательного претензионного порядка в арбитражном процессе за IV квартал 2018 года.

Позиции судов по неоднозначным вопросам обязательного досудебного порядка эксперты Системы Юрист собрали в новом обзоре. Досудебный порядок приходится соблюдать, когда этого требуют закон или договор. Проблема в том, что множество деталей до сих пор не прописано в законе. Поэтому в спорных случаях ориентируйтесь на судебную практику.

Новые позиции окружных судов

Только в июле Подпишитесь на журнал «Арбитражная практика для юристов» на год со скидкой 30%. Наш телефон 8 800 511 20 91 Cкорее подписаться!

Полезное для судебных юристов

ВЫБОР ГЛАВРЕДА

© 2007–2018 ООО «Актион кадры и право»

Журнал «Арбитражная практика для юристов» –
о том, как выиграть спор в арбитражном суде

Все права защищены. Полное или частичное копирование любых материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции журнала «Арбитражная практика для юристов».
Нарушение авторских прав влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Настоящий сайт не является средством массовой информации. В качестве печатного СМИ журнал «Арбитражная практика для юристов» зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-62265 от 03.07.2015.

Обязательный претензионный порядок урегулирования спора. Размышления на заданную тему (Бычихина С.А.)

Дата размещения статьи: 31.01.2018

В июне 2016 года вступил в силу Федеральный закон от 2 марта 2016 г. N 47-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» (далее — Закон N 47-ФЗ), которым введен обязательный досудебный порядок урегулирования споров, возникающих из гражданских правоотношений.
———————————
СЗ РФ. 2016. N 10. Ст. 1321.

Суд апелляционной инстанции, напротив, пришел к выводу, что спорное письмо является претензией, поскольку оно содержит очевидное требование о внесении платы в четко определенном размере, способы защиты, указанные в письме и в исковом заявлении, совпадают, а после направления письма часть долга была погашена ответчиком.
Определение суда первой инстанции было отменено, вопрос направлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции .
———————————
См., например: Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 19 октября 2016 г. N 02АП-9085/2016 по делу N А82-12290/2016 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».

Должна ли указываться в претензии конкретная сумма, с требованием о взыскании которой заявитель обращается в суд?
Правообладатель обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании компенсации за нарушение его исключительных прав на товарные знаки, представив в качестве доказательства соблюдения претензионного порядка претензию к ответчику, в которой не был обозначен конкретный размер компенсации, а содержалась лишь ссылка на ст. 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), устанавливающая минимальный и максимальный размеры компенсации.
———————————
Российская газета. 22 декабря 2006 г.

Суды первой и второй инстанций сочли, что данная претензия не подтверждает соблюдение обязательного претензионного порядка урегулирования спора, поскольку не содержит конкретную сумму компенсации, которую истец желает взыскать с ответчика. Как следствие, исковое заявление было возвращено заявителю.
Суд по интеллектуальным правам, рассматривая дело в кассационном порядке, пришел к иным выводам: указание в претензионном письме на положения гражданского законодательства, устанавливающие минимальный и максимальный размер компенсации, которая может быть предъявлена правообладателем к взысканию, а также воспроизведение пределов такой компенсации с учетом специфики рассматриваемой категории дел свидетельствует о соблюдении установленных законодателем условий для урегулирования спора в досудебном порядке .
———————————
См., например: Постановление Суда по интеллектуальным правам от 6 марта 2017 г. N С01-1306/2016 по делу N А82-9492/2016 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».

Должна ли сумма требования, указанная в претензии, совпадать с суммой требования, заявленного в иске?
Истец обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании неустойки за нарушение условий договора. Перед обращением в суд истцом была направлена претензия в адрес ответчика. При этом сумма неустойки, указанная в исковом заявлении, была больше суммы, указанной в претензии.
Суд первой инстанции возвратил исковое заявление, посчитав, что претензионный порядок не был соблюден ввиду разницы в сумме неустойки.
Суд апелляционной инстанции не согласился с этим выводом и отметил, что требования истца как в претензии, так и в иске основаны на одном и том же договоре и мотивированы ненадлежащим исполнением обязательств по оплате. Указанная в претензии сумма неустойки является частью суммы неустойки, заявленной в иске .
———————————
См., например: решение Арбитражного суда Ярославской области от 15 февраля 2017 г. по делу N А82-14461/2016 // http://kad.arbitr.ru.

Должно ли в претензии содержаться условие об ответственности, в том числе в виде намерения обратиться в суд?
По данному вопросу сложилась разная практика.
Перед обращением в суд истец направил ответчику письмо с требованием произвести оплату определенной суммы задолженности в течение трех рабочих дней, а также с указанием правовых и фактических оснований возникновения этого требования.
Суды первой и апелляционной инстанций посчитали, что обязательный досудебный порядок не был соблюден, и пояснили, что претензия, кроме прочего, должна содержать условие об ответственности на случай неудовлетворения изложенных в ней требований, в том числе в виде намерения обратиться в суд для защиты нарушенного права. Исходя из этого, суды квалифицировали письмо истца к ответчику как элемент деловой переписки, не отвечающий признакам досудебной претензии .
———————————
См., например: Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 12 октября 2016 г. N 10АП-13967/2016 по делу N А41-36281/16 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».

Между тем по делу, рассмотренному другим арбитражным судом, достаточно было лишь того, чтобы в письме содержалось требование к ответчику об уплате определенной денежной суммы. Условия об ответственности не требовалось .
———————————
См., например: Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 19 октября 2016 г. N 02АП-9085/2016 по делу N А82-12290/2016 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».

По какому адресу должна быть направлена претензия: по указанному в ЕГРЮЛ (ЕГРИП) или в договоре?
Перед обращением в суд истцом была направлена претензия ответчику — индивидуальному предпринимателю по адресу, указанному в договоре. Адрес отличался от официального адреса, содержащегося в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей.
Суд первой инстанции счел, что досудебный порядок не был соблюден, поскольку претензия была направлена не по официальному адресу ответчика.
Суд апелляционной инстанции с данным выводом суда не согласился, применив ст. 165.1 ГК РФ о юридически значимых сообщениях и сославшись на позицию Пленума Верховного Суда Российской Федерации о том, что юридически значимое сообщение, адресованное гражданину-предпринимателю, может быть направлено по адресу, указанному самим предпринимателем .
———————————
См.: пункт 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 30 июня 2015 г.
См., например: Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 21 октября 2016 г. N 02АП-9029/2016 по делу N А82-12506/2016 // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».

Читайте так же:  Ответственность за неисполнение обязательств по договору

Идея и цели правильные, но соответствующие механизмы не работают в полной мере. Почему?
Согласно части 5 ст. 4 АПК РФ спор, возникающий из гражданских правоотношений, может быть передан на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении 30 календарных дней со дня направления претензии (требования).
Многие юристы восприняли эту норму буквально.
Например, по мнению некоторых практиков, суть внесенных Законом N 47-ФЗ изменений заключается в том, что «подача искового заявления в арбитражный суд теперь возможна лишь по истечении 30 календарных дней со дня направления истцом претензии ответчику (ч. 5 ст. 4 АПК РФ)» .
———————————
Обязательный претензионный порядок разрешения споров (Юридическая фирма «Гольцблат БЛП», Практика по разрешению споров / Интеллектуальная собственность) // СПС «КонсультантПлюс».

Действительно, многие стали относиться к претензионному порядку односторонне — только как к условию для предъявления иска в суд, т.е. условию, которое надо в обязательном порядке выполнить для того, чтобы суд не возвратил иск.
Между тем направление претензии должно иметь совсем другую цель, а именно — урегулировать спор в досудебном порядке. Направляя претензию, истец должен попытаться воздействовать на ответчика, вызвать его реакцию в виде ответа на претензионное письмо.
В.Ф. Яковлев по этому поводу говорил: «Что такое претензии? Это тоже переговоры. Фактически это означает, что одна сторона недовольна нарушением договора другой стороной. И пишет ей претензию. Другая же сторона должна на претензию ответить. Такой порядок запросов и ответов и есть претензионный порядок, это и есть переговоры в письменном виде» ; «эти процедуры были эффективными и в советское время, когда дела рассматривал Госарбитраж. Большая часть споров гасилась на досудебной стадии» .
———————————
Яковлев В.Ф. Избранные труды. М., 2013. Т. 3. Арбитражные суды: становление и развитие. С. 608.
Там же. С. 506.

То есть такой порядок был эффективен и действенен.
Что же происходит сейчас?
Количество дел в судах не уменьшается ; напротив, к ним добавляются судебные процессы, в том числе в апелляционных и кассационных судах, в которых происходит не рассмотрение спора по существу, а поиск ответов на два вопроса: 1) соответствует ли текст претензии исковому заявлению; 2) по должному ли адресу направлено письмо с претензией?
———————————
Согласно статистическим сведениям в 2014 году арбитражными судами (первой, апелляционной, кассационной инстанций и Верховным Судом Российской Федерации) рассмотрено 1 791 978 дел, в 2015 году — 1 907 176 дел, а в 2016-м (год, когда введен претензионный порядок) — 1 964 446 дел // Сайт Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации // http://www.cdep.ru.

Причиной этого послужило именно то, что, во-первых, в названном Положении о претензионном порядке была регламентирована процедура направления претензий и ответов на них, а во-вторых, ответ на претензию был обязателен. Так, согласно п. п. 3 и 5 Положения организация, гражданин-предприниматель, получившие претензию, обязаны были сообщить заявителю о результатах ее рассмотрения в течение 30 дней.
Впрочем, свое нормативное развитие претензионный порядок получил еще раньше.
На необходимость принятия мер по доарбитражному разрешению спора указывалось и в Постановлении Совета Министров СССР от 23 июля 1959 г. N 824 «Об улучшении работы государственного арбитража» . До предъявления иска в органы Госарбитража предприятия и организации обязаны были предъявить претензию другой стороне и принять необходимые меры к урегулированию споров, а руководители предприятий и организаций (ответчиков) обязаны были обеспечить своевременное рассмотрение претензий, удовлетворение обоснованных требований и дачу мотивированных ответов при отклонении претензий.
———————————
СП СССР. 1959. N 15. Ст. 105. Документ утратил силу с 1 июля 1980 года.

В дальнейшем порядок реализации доарбитражного разрешения споров был установлен Правилами рассмотрения хозяйственных споров Государственными арбитражами, утвержденными Постановлением Государственного арбитража при Совете Министров СССР от 1 июля 1963 г. N П-4 .
———————————
См.: Яковлев В.Ф., Семигин Г.Ю. Экономическое (коммерческое) правосудие в России. М., 2005. Т. 3. Правовое разрешение хозяйственных споров в СССР. С. 413 — 434.

В целях реализации задач, стоящих перед претензионным порядком, 17 октября 1973 г. Постановлением Совета Министров СССР N 758 утверждается Положение о порядке предъявления и рассмотрения претензий предприятиями, организациями и учреждениями и урегулирования разногласий по хозяйственным договорам (далее — Положение о претензиях, Положение), действие которого распространялось на все организации, независимо от ведомственной подчиненности.
———————————
СП СССР. 1973. N 23. Ст. 128.

Согласно Положению обязанность по направлению претензии «связывалась с фактом нарушения права, а не с возможностью обращения в арбитраж. Тем самым закреплялась самостоятельность данной формы защиты права. Она существовала сама по себе независимо от того, будет ли впоследствии арбитражное дело. Право и обязанность предъявить претензию связывалось не с правом на иск, а с фактом нарушения права» .
———————————
Абова Т.Е. Указ. соч. С. 794.

В процессе своей деятельности ТПП издают локальные акты, которые распространяются на хозяйствующие субъекты — члены ТПП.
Для сохранения делового климата и развития нормальных хозяйственных связей, ускорения разрешения имеющихся разногласий между субъектами предпринимательской деятельности возможно издание локального акта о претензионном порядке урегулирования спора. Основные идеи такого акта уже есть и опробованы на практике — это положения вышеприведенных нормативных документов советского времени. Остается только адаптировать их к современным особенностям предпринимательства, специфике рыночных отношений и местным традициям. ТПП как раз и являются тем звеном, которое имеет возможности организовать взаимодействие хозяйствующих субъектов своего региона.

Претензионный порядок урегулирования спора: проблемы применения

С 01.06.2016 вступили в силу изменения в Арбитражный процессуальный кодекс РФ. Целью изменений было сближение систем судов общей юрисдикции и арбитражных судов путем приведения к единообразию процессуальных норм и процедур, а также сокращение сроков арбитражного судопроизводства и оптимизация судебной нагрузки.

Одной из ключевых и, в то же время, спорных новелл, вызвавшей наибольший резонанс в правовом сообществе стала норма об обязательном соблюдении претензионного или иного досудебного порядка урегулирования споров.

Идея введения обязательного досудебного порядка разрешения споров изначально была озвучена в Концепции единого Гражданского процессуального кодекса РФ, одобренной Комитетом по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ 08.12.2014, а с 01.06.2016 была закреплена в появившемся в ст. 4 АПК РФ пункте 5.

В соответствии с п. 5 ст. 4 АПК РФ обратиться в арбитражный суд можно только по истечении 30 календарных дней со дня направления претензии другой стороне спора.

Несоблюдение указанного порядка дает суду право:

  • возвратить исковое заявление (пп.5 п. 1 ст. 129 АПК РФ), если оно не принято судом;
  • оставить исковое заявление без рассмотрения (пп.2 п.1 ст. 148 АПК РФ), если оно принято судом.
Читайте так же:  Что является учредительными документами ооо

При этом законодатель все же сделал некоторые исключения из общего правила, указав случаи, когда досудебный порядок урегулирования не является обязательным. К таким исключениям относятся следующие категории дел:

  • об установлении фактов, имеющих юридическое значение;
  • о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок;
  • о несостоятельности (банкротстве);
  • корпоративные споры;
  • споры о защите прав и законных интересов группы лиц;
  • споры о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования;
  • споры об оспаривании решений третейских судов;
  • экономические споры, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, если для них федеральным законом не установлен обязательный досудебный порядок урегулирования.

Этот перечень расширил Верховный Суд РФ в своем Постановлении Пленума от 27.12.2016 № 62 «О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о приказном производстве». Суд разъяснил, что не требуется соблюдение претензионного порядка:

  • до обращения в суд с заявлением о выдаче судебного приказа;
  • при обращении в арбитражный суд с исковым заявлением (заявлением) после отмены судебного приказа судом.

Проблемы практического применения

Как показывает анализ исследованных мнений, бОльшая часть представителей правового сообщества считают указанную норму ненужной и обременительной формальностью, поскольку направление претензии, как правило, не приводит к урегулированию спора. При этом процессуальное законодательство обязывает стороны направлять друг другу претензии даже по тем делам, в которых защита права может быть осуществлена только судом. Например, споры:

  • о признании сделок недействительными (по основаниям, не связанным с корпоративными спорами);
  • о признании права (включая разновидности дел этой категории о признании права или обременения отсутствующим, о сносе самовольной постройки и т.п.).

Немало вопросов возникло у судов при применении этой нормы на практике по некоторым категориям дел. В частности:

  • Необходимо ли соблюдение обязательного досудебного обжалования решения налоговых органов о государственной регистрации?

С учетом обзора судебной практики ФНС России сделала вывод и дала свои разъяснения в письме от 04.07.2016 года № ГД-4-14/11938 о том, что закон не устанавливает обязательный досудебный порядок обжалования решения налогового органа о государственной регистрации (п. 2.5 Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов № 2). Следует отметить, что при оспаривании решения об отказе в государственной регистрации соблюдение досудебного порядка обжалования в вышестоящий налоговый орган является обязательным.

  • Необходимо ли обязательное принятие мер по досудебному урегулированию спора по искам, инициированным прокурором?

В данном случае мнения судов разделились:

О том, что прокурор должен соблюдать обязательный претензионный порядок, поскольку он пользуется процессуальными правами и несет процессуальные обязанности истца (ч. 3 ст. 52 АПК), указал в вынесенном судебном акте Арбитражный суд Поволжского округа по делу № А49-7569/2016.

У Пятого арбитражного апелляционного суда другое мнение, которое он отразил в своем судебном акте по делу № А24-2282/2016, указав, что прокурор не должен соблюдать обязательный претензионный порядок, поскольку не является стороной материальных правоотношений, из которых вытекает процессуальное требование. Такого же мнения придерживается суд Северо-Кавказского округа (дело № А32-19170/2016).

Обе позиции подтверждены вступившими в силу судебными актами.

  • Необходимо ли досудебное урегулирование по делам о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда?

И здесь у судов есть разногласия:

Так, суд АС Уральского округа суды считает, что претензионный порядок по указанной категории дел обязателен (дела № А60-33490/2016, № А60-30619/2016). Сославшись на п. 7 ч. 1 ст. 126 АПК суды указывают, что к исковому заявлению прилагаются документы, подтверждающие соблюдение истцом претензионного порядка, а в случае их отсутствия заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда возвращается (ч. 5 и 6 ст. 45 закона о третейских судах).

А в Волго-Вятском и Московском округах придерживаются прямо противоположной позиции (№ А82-10838/2016, № А28-7220/2016, № А41-36154/16 и № А40-132970/16) – там считают, что поскольку спор уже разрешен, а решение третейского суда является окончательным, представлять доказательства соблюдения претензионного порядка не нужно.

[2]

Так же как и в предыдущем случае, и та, и другая точки зрения зафиксированы в актах, которые уже вступили в силу.

Точку в данном вопросе поставил Верховный Суд РФ, указав в своем Определении от 15.03.2017, что соблюдать претензионный порядок в случае с третейскими судами не нужно.

Претензионный порядок – препятствие для использования таких инструментов, как процессуальная замена, предъявление встречного иска и принятие предварительных обеспечительных мер.

Помимо вышеуказанных неопределенностей применение п. 5 ст. 4 АПК РФ вызвало еще ряд проблем.

[3]

  • Указанное требование стало препятствием для использования судами норм процессуального законодательства о привлечении соответчика и замены ненадлежащего ответчика.

Возможность, а иногда необходимость замены ответчика или привлечение соответчика закреплена пунктами 46 и 47 АПК РФ. В соответствии с указанными нормами привлечение к участию в деле другого лица производится по инициативе суда, замена ответчика производится по ходатайству истца, или суд по своей инициативе привлекает это лицо к участию в деле в качестве соответчика.

Как показала практика, требования ч. 5 ст. 4 АПК РФ сделали применение указанных норм весьма неоднозначными. Так, суды привлекают лицо в качестве соответчика (заменяют ненадлежащего ответчика), а потом применяют п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ, оставляя исковое заявление без рассмотрения, мотивируя все это несоблюдением истцом претензионного порядка (Определение АС Сахалинской области от 24.01.2017 года по делу № А59-4050/2016, Определение АС Рязанской области от 15.12.2016 года по делу № А54-2526/2016, Постановление 14ААС от 16.01.2017 года по делу № А05-8369/2015).

  • В зависимость от обязательного досудебного урегулирования спора поставлены нормы о предъявлении встречного иска.

В данном случае суды, ссылаясь на несоблюдение досудебного порядка, возвращают встречный иск еще до принятия его к производству (Определение АС Астраханской области по делу № А-06-9709/2016), что ставит под сомнение саму возможность защиты нарушенного права путем предъявления встречного иска.

  • Необходимость соблюдения претензионного порядка фактически блокировало применение такого инструмента, как предварительные обеспечительные меры.

Удовлетворение арбитражными судами заявлений о применении таких мер всегда было достаточно редким явлением. С момента вступления в силу изменений обращение с подобными заявлениями и вовсе стала бессмысленным.

Дело в том, что Арбитражный процессуальный кодекс устанавливает срок, в течение которого заявитель должен предъявить исковое заявление (п. ст. 99 АПК РФ). Указанный срок не должен превышать 15 дней. При этом согласно нововведениям об обязательном досудебном урегулировании спора срок между направлением претензии и предъявлением иска не может быть менее 30 дней. В результате чего складывается ситуация, при которой истец вынужден сначала направить контрагенту претензию и только после истечения 15 дней может обратиться в суд с заявлением о предварительных обеспечительных мерах, что позволяет недобросовестному ответчику в течение 15 дней продать спорное имущество третьему лицу.

Читайте так же:  Проверка роспотребнадзора продуктов на качество (нюансы)

Таким образом, внесение в Арбитражный процессуальный кодекс РФ изменений, касающихся обязательного досудебного порядка урегулирования споров, по нашему мнению, не достигло преследуемой законодателем цели — ускорения работы судов, поскольку направление претензии в крайне редких случаях обеспечивает получение по ней удовлетворения. В итоге спор все равно будет рассматриваться в суде.

При этом указанным нововведением были созданы дополнительные препятствия для реализации иных инструментов, закрепленных в АПК РФ. Кроме того, как показывает анализ судебных актов, суды в разных регионах по-разному трактуют и применяют эти положения при рассмотрении дел, что нарушает единство судебной практики.

Остается надеяться, что Верховный суд РФ даст разъяснения по всем перечисленным вопросам. А до этого момента в спорных ситуациях придется соблюдать требования АПК формально, в том числе без оглядки на срок претензионного рассмотрения, как, например, в случае подачи встречного иска, т.е. одновременно направлять претензию и подавать иск.

Возникли вопросы? Звоните: 8 (351) 202-03-62. Пишите: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. .

Видео (кликните для воспроизведения).

Разберем вашу конкретную ситуацию

Претензионный порядок по спорам об интеллектуальных правах. Анализ нововведений, судебной практики и практические рекомендации

С 01 июня 2016г. в статью 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) было введено общее правило, согласно которому любой спор, возникший из гражданских правоотношений, может быть передан на разрешение арбитражного суда только после принятия сторонами мер по его досудебному урегулированию. Исключения из этого правила были прямо перечислены в ч. 5 ст. 4 АПК РФ. Так, к числу исключений были отнесены дела о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.

12 июля 2017г. законодательство вновь было изменено. П. 5 ст. 4 АПК РФ был скорректирован и на сегодняшний день предусматривает, что претензионный порядок обязателен для споров о взыскании денежных средств по требованиям, возникшим из договоров, других сделок, вследствие неосновательного обогащения, а также для иных споров, возникающих из гражданских правоотношений, если это установлено федеральным законом или договором. Иск может быть предъявлен по прошествии 30 календарных дней с момента направления претензии, если договором не установлен иной срок.

В свою очередь, в IV части Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) изменения коснулись редакции двух статей.

В ст. 1252 ГК РФ появился п. 5.1, который гласит, что если правообладатель и нарушитель исключительного права являются юридическими лицами и (или) индивидуальными предпринимателями и спор подведомствен арбитражному суду, до предъявления иска о возмещении убытков или выплате компенсации обязательно предъявление правообладателем претензии. В случае предъявления неденежных требований (о признании права, об изъятии контрафактного материального носителя и т.д.). Иск может быть предъявлен по прошествии 30 календарных дней с момента направления претензии.

Здесь же еще раз обратим внимание, что, следуя букве закона, если истцом и/или ответчиком является физическое лицо и спор неподведомственен арбитражному суду, претензионный порядок необязателен даже по спорам о взыскании компенсации или убытков.

Кроме того, обязательный претензионный порядок был введен в ст. 1486 ГК РФ, посвященную досрочному прекращению правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования. Теперь лицо, заинтересованное в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, обязано направить правообладателю товарного знака и его представителю предложение обратиться в Роспатент и отказаться от права на товарный знак либо уступить такому заинтересованному лицу исключительное право на товарный знак в отношении интересующих товаров и/или услуг. Спустя два месяца после направления претензии заинтересованное лицо вправе подать иск, однако на обращение с иском есть лишь месяц. Полагаем, это связано с тем, что момент направления претензии теперь является точкой отсчета периода доказывания использования товарного знака.

Представляется, что для категорий дел, прямо не предусмотренных законом, претензионный порядок не является обязательным.

Во-первых, в претензии должны быть четко изложены требования, которые впоследствии будут заявлены в суде.

На практике особенно остро стоит вопрос о соотношении суммы компенсации, заявленной в претензии и заявленной в рамках исковых требований. По этому поводу Суд по интеллектуальным правам неоднократно высказывал противоречивую позицию.

Можно сделать вывод, что по делам о взыскании компенсации в размере от 10 000 до 5 000 000 руб. размер компенсации в претензии и в иске может отличаться с учетом права на изменение исковых требований, а также того, что итоговый размер компенсации определяется судом (например, постановление от 09.02.2017г. по делу №А82-9498/2016, , постановление от 30.08.2017г. по делу №А36-4979/2017).

По делам о взыскании компенсации в «твердой сумме» (т.е. в двукратном размере стоимости контрафактных товаров или в двукратном размере стоимости права использования) из содержания претензии, как минимум, должно усматриваться, что в случае неисполнения требований лицо обратится в суд за взысканием именно такого вида компенсации (см. постановление от 10.07.2017г. по делу №А41-63873/2016).

По делам о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования заинтересованному лицу рекомендуется на стадии направления претензии внимательно подойти к формулированию перечня интересующих товаров и/или услуг. Представляется, что при расширении этого перечня в исковом заявлении, существует риск признания претензионного порядка несоблюденным.

Во-вторых, обосновывать свои требования конкретными документами (например, нотариальным протоколом осмотра сайта или заключением эксперта) в претензии необязательно. Для целей оценки соблюдения претензионного порядка достаточно установить факт направления претензии, содержащей определенные требования к ответчику (см. постановление Суда по интеллектуальным правам от 20.09.2017г. по делу №А56-89625/2016).

В-третьих, в претензии по делу о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования, исходя из буквального смысла закона, должно содержаться альтернативное предложение обратиться в Роспатент и отказаться от права на товарный знак либо уступить такому заинтересованному лицу исключительное право на товарный знак. Представляется, что в случае направления претензии с предложением иного характера (например, о предоставлении письма-согласия), существует риск признания претензионного порядка несоблюденным.

В-четвертых, претензию рекомендуется направлять ценным письмом с описью вложения. В случае возвращения конверта отправителю конверт следует не следует вскрывать. Законодательно данные нюансы не прописаны, однако в случае заявления ответчиком о несоблюдении претензионного порядка, опись и закрытый конверт (который может быть открыт в присутствии суда) снимут вопросы о том, была ли претензия в действительности отправлена.

В-пятых, претензию необходимо направлять на юридический адрес ответчика. По делу о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования претензию также необходимо отправить по адресу правообладателя, указанному в соответствующем реестре товарных знаков, а также по указанному в том же реестре адресу представителя правообладателя.

[1]

Наконец, укажем, что процессуальным законом предусмотрено два варианта последствий признания претензионного порядка несоблюденным: возвращение искового заявления, в случае, если иск еще не принят к производству суда (подп. 5 п. 1 ст. 129 АПК РФ) или оставление иска без рассмотрения, если иск уже принят к производству суда (подп. 2 п. 1 ст. 148 АПК РФ).

Читайте так же:  Является ли штатное расписание локальным нормативным актом

Утвержден обзор практики применения правил об обязательном претензионном порядке

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа утвердил Обзор судебной практики применения положений об обязательном (досудебном) порядке урегулирования спора (утв. постановлением президиума АС СЗО от 28.04.2018, опубликован на сайте АС СЗО 15.08.2018).

Выделим следующие правовые выводы, включенные в обзор:

Об обязательном досудебном урегулировании споров в арбитражном процессе рассказывают наши статьи:

Читайте также другие материалы подраздела «Досудебное урегулирование».

Обзор судебной практики применения положений об обязательном (досудебном) порядке урегулирования спора (Утв. Президиумом Арбитражного суда Северо-Кавказского округа 28.04.2018)

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа пояснил, как направить ответчику претензию, чтобы соблюсти обязательный досудебный порядок урегулирования арбитражного спора

Приводятся, в частности, следующие выводы из судебной практики арбитражного суда округа:

— претензия, направляемая ответчику в порядке досудебного урегулирования спора, должна содержать указание на существо спорного правоотношения и требования заявителя, но отсутствие в претензии предупреждения об обращении в суд в случае невыполнения изложенных в ней требований не делает ее дефектной;

— отсутствие в приложении к исковому заявлению документов, подтверждающих соблюдение истцом досудебного порядка урегулирования спора (если его соблюдение предусмотрено федеральным законом), является основанием к оставлению искового заявления без движения, а не к его немедленному возврату;

— направление претензии в процессе судебного разбирательства не может быть признано соблюдением досудебного порядка урегулирования спора;

— для констатации соблюдения досудебного порядка урегулирования спора по иску о расторжении договора, когда срок для ответа на предложение о расторжении договора не установлен законом, договором и не указан в самом предложении, необходимо, чтобы тридцатидневный срок, предусмотренный ГК РФ, истек до подачи иска, а не к моменту судебного разбирательства;

— пропуск трехлетнего срока, предусмотренного Федеральным законом от 27.11.2010 N 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» для обращения в таможенный орган с заявлением о возврате излишне взысканных таможенных платежей, не может служить основанием для оставления иска с тождественным требованием без рассмотрения в связи с несоблюдением досудебного порядка урегулирования спора тем более, когда этот срок пропущен по вине таможенного органа;

— досудебный порядок урегулирования спора путем проведения переговоров нельзя считать установленным договором, если в нем не определены порядок и сроки проведения переговоров;

— досудебный порядок урегулирования спора не может считаться не соблюденным лишь только потому, что направленная от имени юридического лица претензия подписана неуполномоченным лицом, если впоследствии она была одобрена полномочным лицом.

ВС разъяснил, когда можно не соблюдать обязательный досудебный порядок разрешения спора

В сентябре 2016 г. Наталья Смирнова купила у Валерия Дубового жилой дом с участком за 1,5 млн руб. При заключении сделки покупательница была удовлетворена качественным состоянием приобретаемой недвижимости после осмотра, не выявившего дефектов и недостатков, о которых ей не сообщил продавец, что было отражено в договоре. Стороны установили, что при подписании ДКП покупатель передает продавцу 500 тыс. руб., а оставшаяся сумма подлежала выплате до 28 февраля 2017 г. ежемесячными платежами по 200 тыс. руб. на счет продавца.

5 сентября 2016 г. дом и земельный участок были переданы покупательнице по акту приема-передачи, а через десять дней Наталья Смирнова зарегистрировала право собственности на объекты недвижимости. 6 сентября 2016 г. она оплатила 500 тыс. руб., а 1 ноября перевела продавцу еще 200 тыс. руб., после чего прекратила перечисление средств.

Городская администрация 19 января 2017 г. утвердила очередность сноса жилых домов, в том числе и купленного истицей дома. 22 февраля администрация предоставила Наталье Смирновой сведения о том, что по заключению межведомственной комиссии от 7 августа 2013 г. приобретенное ею жилое помещение непригодно для проживания в связи с физическим износом в процессе эксплуатации здания. Такое заключение было вынесено на основании заявления Валерия Дубового, поданного еще в сентябре 2012 г.

В связи с этим Наталья Смирнова обратилась в суд с иском к Валерию Дубовому о расторжении заключенного договора купли-продажи, взыскании уплаченной по нему суммы, процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда. В обоснование требований она указала, что при совершении сделки ответчик скрыл от нее тот факт, что дом признан непригодным для проживания, то есть продал товар ненадлежащего качества.

Ответчик исковые требования не признал, отказался от расторжения договора в добровольном порядке и предъявил встречные требования о взыскании недополученной суммы по ДКП и неустойки в размере 301 тыс. руб., сославшись на неполную оплату покупной цены.

Суд первой инстанции частично удовлетворил требования Натальи Смирновой и отказал в удовлетворении встречного иска, зафиксировав факт продажи не соответствующего условиям договора имущества, имеющего существенные и неустранимые недостатки, что является основанием для расторжения договора и взыскания уплаченных по нему денежных средств и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Апелляция отменила решение нижестоящего суда, взыскала с истицы в пользу ответчика неустойку, посчитав, что покупательница не исполнила свои обязательства по оплате недвижимости в полном объеме. Также апелляционный суд оставил без рассмотрения требование покупательницы о расторжении спорного договора, отказав в удовлетворении остальных требований истицы. При вынесении решения апелляция исходила из того, что Наталья Смирнова не соблюла предусмотренный п. 2 ст. 452 ГК РФ досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком. Суд счел, что договор купли-продажи не расторгнут и не признан недействительным, поэтому нет правовых оснований для возврата уплаченных по нему средств.

Не согласившись с решением, Наталья Смирнова обратилась с кассационной жалобой в ВС РФ. Судебная коллегия по гражданским делам, рассмотрев материалы дела, вынесла Определение № 69-КГ18-8, которым удовлетворила жалобу.

Верховный Суд напомнил, что в соответствии с ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных законом или договором. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (п. 2 ст. 450 ГК РФ).

Как следует из Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8, спор об изменении или расторжении договора может быть рассмотрен судом по существу только в случае представления истцом доказательств, подтверждающих принятие им мер по урегулированию спора с ответчиком, предусмотренных п. 2 ст. 452 ГК РФ. Если истец не исполнил данный досудебный порядок урегулирования спора, суд оставляет заявление без рассмотрения.

Читайте так же:  Образец заполнения служебного задания на командировку

Вместе с тем ч. 1 ст. 45, ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется государственная, в том числе судебная, защита его прав и свобод. В развитие конституционной гарантии на судебную защиту ч. 1 ст. 3 ГПК РФ устанавливает, что заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Как указал ВС РФ, из этого следует, что в тех случаях, когда соблюдение досудебного порядка урегулирования спора невозможно по объективным причинам, данное обстоятельство не должно приводить к лишению права на судебную защиту.

Отменяя решение апелляции, Верховный Суд отметил, что она не учла, что Наталья Смирнова при обращении в суд с иском к Валерию Дубовому не располагала информацией о месте нахождения ответчика и просила суд оказать ей содействие в истребовании сведений о месте его регистрации в УФМС в порядке п. 3 ч. 1 ст. 149 ГПК РФ. Суд удовлетворил данное ходатайство и направил соответствующий судебный запрос в отдел по вопросам миграции ОМВД РФ. При этом в договоре купли-продажи и других документах, связанных с отчуждением продавцом дома и земельного участка, указаны место проживания и регистрации ответчика по месту нахождения перешедшего к истице имущества, поэтому направление корреспонденции по данному адресу не имело смысла.

Из объяснений Натальи Смирновой следует, что она неоднократно обращалась к ответчику по вопросу урегулирования спора по известному ей номеру мобильного телефона, однако Валерий Дубовой отказался от обсуждения вопроса о недостатках дома, а позже отключил телефон.

Как отметил Верховный Суд, с учетом указанных обстоятельств суду апелляционной инстанции следовало определить, имелась ли у истицы возможность вручить или направить ответчику письменное предложение о расторжении ДКП, и в зависимости от установленных обстоятельств разрешить вопрос о наличии оснований для применения положений абз. 2 ст. 222 ГПК РФ. Апелляция же не вынесла на обсуждение сторон и не установила имеющие значение для дела обстоятельства, связанные с реализацией досудебного порядка урегулирования спора, а также не опровергла доводы заявителя об отсутствии у нее информации о месте жительства ответчика в нарушение требований ГПК РФ. В связи с этим дело был направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Адвокат АП г. Москвы Юрий Ершов назвал определение ВС РФ примечательным, поскольку в данном случае Суд отошел от устоявшегося правила о необходимости соблюдения досудебного порядка в споре о расторжении договора. По мнению адвоката, Верховный Суд применил критерий «невозможность по объективным причинам» и усмотрел в деле именно такие причины. «Исходя из описания, они действительно были, и в целом этот подход выглядит более прогрессивным относительно эффективности защиты нарушенного права. Притом что закон не предусматривает возможности извинить неисполнение досудебного порядка “по объективным причинам”, в рассматриваемом деле это произошло», – пояснил он.

В определении, по мнению эксперта, проявляется принцип защиты добросовестной стороны от недобросовестной, что соответствует основным началам, заложенным в ст. 1 ГК РФ, и недопустимости злоупотребления правом: «Суд явно учел и то, что истица принимала меры по реализации досудебного порядка, а не игнорировала их, как явный признак добросовестности, который действительно заслуживает судебной защиты. Суды на местах с большой осторожностью применяют общие начала, им все-таки проще держаться конкретных норм и процедур, так что здесь именно ВС РФ задает нужный тон».

Юрий Ершов предположил, что решение Верховного Суда способно повлиять на судебную практику, и можно будет добиваться защиты в делах, которые ранее считались «безнадежными» как раз по формальным причинам. «В подобной практике проявляется некоторый “дрейф” правовой системы в сторону большей свободы в оценке обстоятельств, включая защиту нарушенных прав даже “поверх” формальных ограничений», – заключил он.

Заместитель руководителя тверского филиала Юридической группы «Яковлев и Партнеры» Антон Алексеев расценил определение ВС РФ как позитивное, поскольку оно дает разъяснения, что если объективно невозможно соблюсти обязательный досудебный порядок разрешения спора, то такие объективные обстоятельства не должны приводить к лишению права на судебную защиту. «Представляется, что данное разъяснение устранит в подобных случаях формальный подход судов при решении вопроса об оставлении иска без рассмотрения при несоблюдении истцом обязательного досудебного порядка урегулирования спора», – полагает он.

По мнению эксперта, позиция ВС РФ направлена на обеспечение принципа доступа к правосудию, закрепленного в том числе Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, и развивает ее положения. «Это в особенности актуально для защиты своих прав гражданами, когда невозможно установить место нахождения ответчика. Однако в таких случаях истцу необходимо будет доказать наличие объективных причин, по которым соблюдение досудебной процедуры урегулирования спора было невозможно», – резюмировал Антон Алексеев.

Руководитель практики «Недвижимость. Земля. Строительство» АБ КИАП Сергей Попов полагает, что в данном деле наибольшее значение имеет подход ВС РФ к вопросу соблюдения истцом обязательного претензионного порядка, предусмотренного законом: «Верховный Суд придерживается достаточно неформального подхода к истолкованию обязательности направления претензии, что нетипично для системы судоустройства».

Видео (кликните для воспроизведения).

По словам эксперта, ВС РФ констатирует, что право на судебную защиту превалирует над нормами об обязательности претензии, которые в зависимости от конкретных обстоятельств дела могут, как выясняется из судебного акта, и не иметь обязательного характера. «В данном деле формальное направление истцом претензии о расторжении договора, пусть даже по своему же адресу, помогло бы избежать лишних судебных инстанций и не привело бы к подобному решению ВС РФ. Но коль уж истец не выполнил формальные требования закона, заслуживает уважения принципиальность Верховного Суда в вопросе защиты прав граждан, исходя из конкретных обстоятельств данного дела», – отметил Сергей Попов.

Источники


  1. Поляков М. П., Федулов А. В. Правоохранительные органы; Юрайт, Юрайт — Москва, 2010. — 176 c.

  2. Пиголкин, Ю.И. Атлас по судебной медицине / Ю.И. Пиголкин. — М.: Медицинское Информационное Агентство (МИА), 2015. — 726 c.

  3. Чепурнова, Н. М. Судебная защита в механизме гарантирования прав и свобод. Конституционно-правовой аспект / Н.М. Чепурнова, Д.В. Белоусов. — М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2014. — 168 c.
  4. Косаренко Н. Н. Валютное право. Курс лекций; Wolters Kluwer — Москва, 2010. — 144 c.
  5. Зайцев, А. И. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О судебных приставах» / А.И. Зайцев, М.В. Филимонова. — М.: Ай Пи Эр Медиа, 2014. — 128 c.
Утвержден обзор практики применения правил об обязательном претензионном порядке
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here